Абитуриенту Контакты Сведения об образовательной организации Мобильная версия

09-06-12148в

Социальная психология предпринимательства: состояние исследований и современные тенденции развития

Предварительно проанализируем само определение понятия предпринимательства. Такая необходимость связана с тем, что в современной науке до сих пор отсутствует единство в понимании сущности этого явления, его отличительных признаков и даже четкое и общепринятое определение самого термина предприниматель. Одна из трудностей определения предпринимательства состоит в том, что это слово является одновременно и общеупотребительным термином, и научным понятием. В первом случае его содержание может быть раскрыто, исходя из его толкования в словарях и энциклопедиях. Здесь оно раскрывается как деятельность, связанная с созданием, поддержанием и развитием предприятия, дела, производством товаров и услуг.

Уже в этом, достаточно широком смысле понятие предпринимательство имеет не только экономическое (производство товаров и услуг с целью получения прибыли), но и психологическое содержание. Предпринять что-либо – значит сделать инициативное, упреждающее действие, проявить активность до того, как будут четко определены ее условия и последствия. Способность к регулярному и успешному осуществлению такого рода активности, предполагающей умение быстро принимать и реализовывать решения в условиях неопределенности, в повседневном языке называется предприимчивостью.

Таким образом, предпринимательство есть особый вид экономической деятельности, предполагающей наличие у ее субъекта особых психологических качеств. Раскрытие этих особых психологических качеств и является главной задачей психологии предпринимательства.

Историческая эволюция взглядов на предпринимательство. Исторический анализ развития термина предприниматель (от фр. entrepreneur – предприниматель) показывает, что этот термин появился в Западной Европе в средние века и первоначально обозначал организаторов крупных музыкальных представлений и парадов, а также строительных и производственных проектов. Затем, начиная с XVII в., так называли лиц, которые заключали с государством контракт на выполнение определенных работ или поставку продукции и выступали посредниками между заказчиком и исполнителями. Поскольку стоимость выполнения работ оговаривалась заранее, предприниматель распоряжался прибылью и нес ответственность за убытки от реализации контракта. С этого времени наряду с функциями организации и руководства осуществлением предприятия отличительными чертами предпринимательства становятся деятельность в условиях риска и ответственность за результаты предприятия.

Другой важной вехой развития представлений о предпринимательстве явилось разграничение функций предоставления капитала для рискованного предприятия (венчурный капиталист) и реализации самого предприятия (собственно предприниматель). Существенный вклад в развитие представлений о психологии предпринимательства внесли немецкие социологи М. Вебер (1900) и В. Зомбарт (1994), давшие развернутые социально-психологические портреты типов предпринимателей.

Среди отечественных мыслителей большое внимание роли психологических факторов в хозяйственной, и в частности предпринимательской, деятельности уделяли С.Н. Булгаков (1871-1944), П.Б. Струве (1870-1944), П.Н. Савицкий (1895-1965). Характерной особенностью российских работ, посвященных предпринимательству, является повышенное внимание к социально-психологическим аспектам этого феномена: проблемам общения, взаимодействия и взаимоотношений между людьми и группами в хозяйственной деятельности. Так П.Н. Савицкий рассматривает предпринимательство не только как хозяйственно-экономическую, но и как особую духовно-экономическую деятельность. Хозяйское отношение включает в себя, по мнению автора, не только стремление к получению наибольшего дохода, но и стремление к сохранению и расширению удовлетворенности работающих в хозяйстве людей.

Большое число исследований в дореволюционной России было посвящено таким интересным социально-психологическим феноменам как предпринимательские общности. В обзоре этих работ Е.В. Шорохова отмечает, что в основе создания таких хозяйственных общностей как товарищества и артели наряду с чисто хозяйственными целями немаловажное значение имело и общение, объединение людей в группы на основе взаимопомощи, доверия и взаимной ответственности. Однако с развитием капиталистических отношений все большее распространение получали акционерные общества, для которых характерно четкое ограничение имущественного участия и ответственности индивидов в совместном предприятии («Социально-психологические исследования руководства и предпринимательства» под ред. А. Л. Журавлева, Е. В. Шороховой, 1999, с. 144-151).

Предпринимательство как экономическое явление. Современное понимание предпринимательства как экономического явления и его роли в экономическом развитии представлено в работах Й. Шумпетера «Теория экономического развития» (1912, на русском языке – 1982), Ф. фон Хайека (1992), Дж. М. Кейнса (1978), П. Друкера (1992) и др. В последние годы к анализу феномена предпринимательства обратились и отечественные экономисты: В.С. Автономов (1990), Л.И. Абалкин (1994), А.И. Агеев (1991), В.Ф. Бусыгин (1995), философы: Т.В. Борисова (2005) и социологи: Р.Ф. Гибадуллин (2000), Т.И. Заславская (1995), В.В. Радаев (1993) А.Ю. Чепуренко (ред., 1995) и др.

Й. Шумпетер определял предпринимателя как ключевую фигуру развития экономики. Основной задачей предпринимателя является нарушение равновесного состояния в экономике и перевод ее в новое равновесное состояние, разрешение многочисленных противоречий в экономике (между статикой и динамикой, традициями и нововведениями, спросом и предложением и т.д.), создание новых комбинаций факторов производства и экономики.

Ф. фон Хайек обратил особое внимание на такие отличительные черты предпринимательской деятельности как жесткую конкурентную борьбу между предпринимателями и стремление к поиску новых возможностей получения прибыли.

П. Друкер в своей концепции предпринимательского общества обратил внимание на то, что предпринимательство как инновационная активность, связанная с использованием имеющихся возможностей с максимальной выгодой, не ограничивается только сферой экономики, но может проявляться в самых разнообразных сферах социальной деятельности.

В современных представлениях о предпринимательстве условно можно выделить функционально-ролевой и структурный подходы. В рамках функционально-ролевого подхода предпринимательство рассматривается как разновидность экономической или, более широко, социальной деятельности, связанной с реализацией определенных функций экономического и социального развития. При этом одни авторы ограничивают функции предпринимательства исключительно экономической сферой, другие соотносят его со всеми видами человеческой деятельности.

Функции предпринимательства. При анализе экономических функций предпринимательства в одних случаях подчеркивается роль предпринимателя как хозяйственного субъекта, осуществляющего функции оптимальной комбинации наличных ресурсов (финансовых, человеческих, организационных, информационных и т.д.) для удовлетворения спроса и извлечения дохода, в других – основная экономическая функция предпринимателя определяется как поиск и создание новых возможностей и комбинаций в экономике. В последнем случае принято говорить об инновационном предпринимательстве, дабы отграничить функции изобретателя с одной стороны, и функции традиционного менеджера, с другой.

Одни определения подчеркивают в предпринимательстве функцию инновации, определяя его как процесс создания чего-то нового, обладающего ценностью (Хизрич, Питерс, 1992), другие выделяют в качестве основных функции собственника и менеджера, определяя предпринимателя как организатора экономического предприятия, который его создает, владеет и управляет им и несет ответственность за все виды риска своего бизнеса (Новый словарь Вэбстера). В любом случае в рамках функционального подхода предпринимательство рассматривается обезличенно, как тип деятельности, не привязанный к характеристикам конкретных субъектов.

В современной литературе по менеджменту (Мескон и др., 1992, Друкер, 1992) выполнение предпринимательских функций, связанное с развитием управления, проведением организационных нововведений, созданием новых видов товаров и услуг и т.д., рассматривается как отличительная особенность эффективного, инновационного управления, и в этой связи используются термины предпринимательского управления и корпоративного или внутреннего предпринимательства. Владение собственностью и персональная ответственность за риски не рассматриваются как необходимые признаки предпринимательства. При таком подходе формально-статусные различия между менеджерами и предпринимателями фактически стираются.

Предприниматели как социальная группа. В рамках структурного подхода, напротив, делаются попытки более или менее четкой социальной идентификации предпринимателей как особой социальной группы, что совершенно необходимо для включения этого феномена в разряд объектов эмпирических социальных и психологических исследований.

С юридической точки зрения предпринимательство определяется как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном порядке. Такое, достаточно широкое, определение предпринимательства фактически включает в себя все виды деловой активности (бизнеса) за исключением наемного труда.

Попытки выделения предпринимателей как особой социальной группы в рамках социальной стратификации (Заславская, 1995) позволяют сформулировать критерии эмпирической идентификации ее представителей. На основании предложенных критериев были эмпирически выделены и идентифицированы представители предпринимательского слоя современного российского общества (бизнес-слоя по определению Т.И. Заславской), в рамках которого в свою очередь были выделены подгруппы, различающиеся условиями и содержанием предпринимательской деятельности:

1) собственно предприниматели, выступающие одновременно и собственниками, и руководителями своего предприятия (особую группу из их числа образуют т.н. самозанятые, т.е. занимающиеся индивидуальным бизнесом);

2) полупредприниматели, совмещающие предпринимательскую деятельность с наемным трудом (в этой группе выделяются руководители и рядовые работники);

3) менеджеры, осуществляющие функции руководства и распоряжения ресурсами, но не являющиеся собственниками предприятия (здесь выделяются совладельцы и наемные менеджеры).

Результаты проведенной работы позволяют сформулировать достаточно четкие критерии идентификации субъектов предпринимательской деятельности. Вместе с тем, они со всей очевидностью указывают на неоднородность предпринимательского слоя, что делает необходимым для исследователей предпринимательства, в том числе психологов, в каждом случае четко определять специфические признаки выборки, на которой проводится исследование.

В заключение можно привести определение предпринимательства, которое дает авторитетный специалист в этой области основатель Гарвардского исследовательского центра истории предпринимательства А. Коул – целесообразная деятельность индивида или группы ассоциированных индивидов, предпринятая с целью создать, сохранить, увеличить ориентированную на получение прибыли организационную единицу, являющуюся совокупностью ресурсов, капитала, информации и труда, чтобы добиться денежной или иной выгоды, которая является мерой его успеха, во взаимодействии с экономическими, политическими, социальными (институтами, обычаями) условиями того периода развития общества, который позволяет значительную степень свободы принятия решений (Цит. по: Глущенко и др., 1996, с. 292-293).

Основные направления исследований психологии предпринимательства. Начиная с работ Й. Шумпетера в экономической литературе делаются попытки определения предпринимателя не просто как субъекта особого вида экономической деятельности, но как человека особого психологического типа, отличительные свойства которого могут проявляться и рассматриваться безотносительно к содержанию выполняемой им экономической функции. Эта идея послужила мощным толчком к проведению психологических исследований, основной целью которых явился поиск тех специфических качеств, которые побуждают человека к предпринимательской деятельности и обеспечивают эффективное выполнение предпринимательских функций.

Исследования мотивации предпринимательской деятельности. Американский психолог Д. Макклеланд, развивая теоретические идеи и эмпирические подходы исследований мотивации достижения Х. Мюррея, провел серию экспериментов, объектами которых выступали как студенты учебных заведений, так и предприниматели. Этот опыт, описанный в его книге «Общество достижения» (1961), явился одной из первых серьезных попыток использования теории и методов психологической науки при анализе и решении проблем экономического развития. Основная идея Д. Макклеланда заключалась в том, что отличительной психологической особенностью предпринимателей является более высокий уровень мотивации достижения, которую он определял как соревнование с некими существующими стандартами. Мотивация достижения проявляется при следующих условиях:

– ситуация поведения индивида характеризуется наличием определенных стандартов, по которым оценивается успешность или неуспешность решения индивидом поставленных задач;

– индивид рассматривает себя как субъекта, ответственного за результаты своего поведения;

– достижение успеха в решении задачи не является заранее предрешенным, но связано с определенным уровнем риска.

Для оценки выраженности мотивации достижения Д. Макклеланд использовал ТАТ (тематический апперцепционный тест) – проективную методику, разработанную американским психологом Х. Мюрреем и модифицированную в последствии немецким психологом Х. Хекхаузеном (1988). Испытуемым предъявлялись картинки с достаточно неопределенными изображениями, допускающими различную интерпретацию, и предлагалось сочинить по каждой картинке рассказ о том: что происходит на предъявленной картинке, что привело к возникновению изображенной ситуации, что может произойти в будущем, о чем думают и что переживают изображенные лица.

С помощью специально разработанных ключевых категорий экспериментаторы анализировали содержание рассказов, фиксируя частоту тех, которые свидетельствуют о проявлении мотивации достижения успеха. Получаемый в результате индекс (n Ach – от англ. achiеvement – достижение) служил количественной оценкой степени выраженности мотива. После длительной серии лабораторных экспериментов Д. Макклеланд и его сотрудники (Д. Аткинсон, Д. Винтер) пришли к выводу о том, что индивиды с высоким уровнем мотивации достижения вели себя как успешные, рациональные предприниматели. Они устанавливали для себя средний уровень трудности задач и стремились к достижению максимального успеха в их решении.

Кроме того, для них были характерны: позитивное отношение к ситуации достижения; стремление к решению интересных, достаточно сложных, но реально выполнимых задач; уверенность в успешном решении задачи; высокая настойчивость в достижении поставленной цели; стремление к разумному риску и отсутствие интереса к сверхсложным и очень простым задачам; интерес к ситуации соревнования с другими индивидами и активный поиск информации о своих результатах; проявление активности, решительности и ответственности за результат в неопределенных ситуациях; повышение уровня притязаний при достижении успеха и его снижение при неудаче. На основе полученных результатов Д. Макклеланд выдвинул гипотезу о том, что предприниматели (люди, достигшие успехов в бизнесе) имеют более высокую потребность в достижении успеха, чем профессионалы – не предприниматели. Результаты эмпирических исследований, проведенных в ряде стран, подтвердили это предположение.

В более поздних исследованиях мотивации (Д. Аткинсон, Х. Хекхаузен) стали различать мотив достижения успеха и мотив избегания неудачи. Для людей, мотивированных на достижение успеха, характерны: четкая постановка позитивных целей деятельности и активное последовательное стремление к их достижению, уверенность в своих возможностях, адекватная самооценка. Они предпочитают задачи средней трудности, а при неудачах они мобилизуют свои силы и повышают активность. Люди, мотивированные на избегание неудачи проявляют: неуверенность в своих возможностях, тревогу в ожидании возможной неудачи. Они нередко характеризуются неадекватной самооценкой (завышенной или заниженной), поэтому склонны выбирать или очень легкие, или очень трудные задачи. Успех повышает их активность, однако неудачи приводят к еще более резкому ее снижению. Индивидуальные особенности мотивации личности определяются сочетанием в разной степени выраженности того и другого типа мотивации. В современных психологических исследованиях для изучения особенностей мотивации достижения успеха и избегания неудач наиболее часто используется опросник М. Мехрабяна. Опросник МД был впервые переведен на русский язык М.Ш. Магомед-Эминовым и опубликован в 1988 году. Однако результаты адаптации методики на русскоязычной выборке представлены не были. Новая модификация методики, адаптированная к российской культуре и апробированная на российской выборке была выполнена С.А. Шапкиным (см. гл. 4 данной монографии). По мнению многих исследователей, отличительной особенностью успешных предпринимателей является выраженное преобладание мотивации достижения успеха над мотивацией избегания неудач. Практика психологического консультирования показывает, что с помощью специальных упражнений можно корректировать индивидуальные особенности мотивации человека, повышая его уверенность в себе и направленность на достижение успеха.

Локус контроля. Дж. Роттер (1966) предложил различать людей по тому, где они преимущественно располагают (локализуют) факторы контроля за собственным поведением и значимыми для них событиями. Люди с преобладанием внешнего (экстернального) локуса контроля – экстерналы, склонны считать, что основные значимые события их жизни определяются (контролируются) преимущественно внешними обстоятельствами (благоприятностью внешних условий, влиянием других людей, случайностью и т.д.). Свои успехи и неудачи они также склонны объяснять преимущественно внешними по отношению к себе факторами. Люди с преобладанием внутреннего (интернального) локуса контроля – интерналы, напротив, полагают, что они сами способны в высокой степени контролировать значимые для себя события и склонны принимать на себя ответственность как за свои достижения, успехи, так и за неудачи. Оценивая уровень экстернальности-интернальности с помощью специально разработанного опросника, Д. Роттер и другие исследователи показали, что преобладание экстернального локуса контроля чаще сочетается с такими качествами как конформность, т.е. уступчивое, зависимое поведение, неуверенность в себе, тревожность. Люди с преобладанием интернальности отличаются более высокой активностью, независимостью и самостоятельностью, они более уверены в себе, имеют более высокую самооценку и проявляют более высокую ответственность за свое поведение.

Результаты исследований подтвердили также связь интернальности с мотивацией достижения успеха. Эти данные легли в основу гипотезы о том, что предприниматели характеризуются более высоким уровнем интернальности, чем профессионалы-непредприниматели, например, менеджеры. Результаты ряда эмпирических исследований (Р. Брокхаус, М. Кетс де Врис, Д. Миллер и др.) подтвердили эту гипотезу. Они показали также, что менеджеры с более высокими оценками интернальности проявляют более высокую маркетинговую активность и более склонны к нововведениям в управлении производством. В отечественных психологических исследованиях для диагностики локуса контроля наиболее широко используется тест Д. Роттера в адаптации Е.Ф Бажина, Е.А. Голынкиной и А.М. Эткинда, новая модифиакция которого была выполнена и апробирована на российской выборке Е. Г.Ксенофонтовой (см. главу 4 данной монографии).

Отношение к риску в предпринимательской деятельности. Экономическая деятельность в условиях неопределенности и риска является одной из отличительных особенностей предпринимательской деятельности, поэтому изучению отношения предпринимателей к риску посвящено значительное число психологических исследований. Для изучения отношения предпринимателей к риску Р. Брокхауз (1982) использовал методику Когана-Уоллача. В ней испытуемым предлагался ряд ситуаций, в которых они должны были сделать выбор между более безопасными (менее рискованными), но и менее привлекательными и более рискованными, но и более привлекательными альтернативами. Например, предлагалось определить, при какой вероятности сохранения финансовой устойчивости компании (шкала вероятности варьирует от 1 до 9 из 10) испытуемый рекомендовал бы некому лицу наниматься на работу. На основании полученных данных Р. Брокхауз сделал вывод о том, что более успешные предприниматели характеризуются предпочтением умеренного риска. В сравнительном исследовании менеджеров и предпринимателей (руководителей – собственников фирм) он обнаружил отсутствие значимых различий между ними по отношению к риску. Однако, в сравнении со средними (нормативными) значениями, обе группы показали более высокую склонность к риску. Анализируя результаты этого и других исследований отношения предпринимателей к риску, К.-Э. Вернерид (1988) отмечает, что при исследовании отношения к риску нельзя ограничиваться объективно заданными характеристиками рискованности ситуации (вероятность успеха или проигрыша), необходимо учитывать особенности восприятия и оценки степени риска самими субъектами, т.е. предпринимателями. Эта субъективная оценка во многом зависит от их субъективной оценки благоприятности условий и собственных возможностей достижения успеха. При высокой оценке собственных способностей и усилий предприниматель может субъективно оценивать ситуацию для себя как менее рискованную, чем она представляется внешнему наблюдателю или исследователю.

Современные тенденции исследований в области психологии предпринимательства (по материалам зарубежных исследований). Многочисленные исследования в области предпринимательства уже доказали важность социальных, экономических и даже политических факторов при принятии решения о выборе предпринимательской карьеры. К сожалению, как показывают зарубежные авторы (Berings, De Fruyt & Bouwen, 2004; Ciavarella et al., 2004; Wooten, Timmerman & Folger, 1999), наличие у индивида психологических черт, соответствующих сложившемуся психологическому портрету предпринимателя, не гарантирует успеха в реальном бизнесе. Последние годы исследования характеризуются интересным смещением направления научного поиска с изучения предпринимательского стремления к независимости, автономности или финансовой независимости на объект позитивной психологической установки по отношению к себе и миру (Krueger, Reilly & Carsrud, 2000; Markman, Baron & Balkin, 2005; Shook, Priem & McGee, 2003). Конечно, нет смысла отрицать важность знания, компетентности, профессионализма, целеустремлённости, но именно позитивная психология (термин, используемый М. Селигменом), может являться той детерминантой, которая приводит предпринимателя к успеху. Надежда, оптимизм, уверенность в будущем, высокая самоэффективность, способность к быстрому восстановлению после неудач являются основными кирпичиками для построения позитивной психологии (Jensen & Luthans, 2006).

Со времён Бандуры высокая самоэффективность воспринималась как необходимость при решении сложных комплексных задач. Работы Chen, Greene & Crick (1998) показали связь между принятием решения о предпринимательской карьере и степенью выраженности самоэффективности индивида. Успешные предприниматели имеют устойчиво высокий уровень самоэффективности и, кроме того, есть данные, показывающие корреляцию уровня самоэффективности с уровнем дохода (Markman, Balkin & Baron, 2002; Markman, Baron & Balkin, 2005). Опираясь на теорию Селигмена, считающего чувство оптимизма чувством, связанным с интерпретацией прошлых успехов и неудач, можно увидеть несложную логику связи оптимизма предпринимателя и усилий, которые он прилагает для достижения будущего результата. Как утверждает Oettingen & Mayer чем выше оптимизм, тем выше планка желаемой цели (Oettingen & Mayer, 2002).

Интересными представляются исследования феномена надежды. Таких исследований пока мало, но они показывают на существующую связь между уровнем надежды и удовлетворением от управления своим бизнесом (Jensen & Luthans, 2006). Надежда также может служить хорошим индикатором оценивания важности собственных целей, возможных шансов на успех и готовности воплощать свои намерения (Laguna, 2006). Необходимо отметить, что все эти позитивные установки не являются постоянными качествами, как например черты личности индивида, и могут быть развиты путём тренингов (Luthans & Youssef, 2004). Авторы определяют эти позитивные психологические установки как поддающиеся измерениям и анализу и видят хорошие перспективы в их дальнейших исследованиях.

К сожалению, достаточно небольшое количество исследований посвящено роли доверия в предпринимательстве (Liao & Welsch, 2005; Zahra et al., 2006). Большая часть этих исследований фокусируется на важности социальных сетей для создания предприятия и роста бизнеса. Многие из них косвенно затрагивают роль доверия. Сети содержат доверие, которое описывается в данном случае как некий клей, или связка, которая удерживает части сети вместе (Anderson & Jack, 2002). Более того, сети помогают новому предприятию в создании легитимности компании. Это напрямую связано с доверием, так как недостаточность легитимности отражает недостаточность доверия. Новые компании неизвестны, поэтому им не доверяют их потенциальные клиенты и партнёры и бизнес не развивается. В этом контексте, Aldrich (2000) указывает, что успешные новые предприниматели это, прежде всего те, кто может построить сети доверия, которые помогают им в создании легитимности в пределах своего рынка.

Другим интересным направлением исследования предпринимательства является антропологический подход, изучающий этническую идентичность как форму социального капитала, поддерживающую предпринимателей - представителей малых национальностей или мигрантов для открытия бизнеса и завоевания рынка. Исследование предпринимательства внутри этнических меньшинств (Portes, Guarnizo, & Haller, 2002) представляют большой интерес в связи со всё увеличивающимся потоком мигрантов, например, из стран Азии и Африки в страны развитой экономики. Тут лежит и глобальный интерес для исследования российского миграционного предпринимательства как принимающего глобальные масштабы в малом бизнесе центральных городов России. Данные свидетельствуют о том, что даже сталкиваясь со значительными трудностями при организации и ведении бизнеса, мигрантский бизнес является достаточно устойчивым благодаря возможности опираться на развитые этнические социальные сети, не говоря уже о сильных взаимопомогающих семейных и родственных узах, базовых для укладов жизни, характерных для восточных культур.

Работы McDonald (2005) чётко показывают интересную тенденцию малых предпринимателей, основывающих свой бизнес на почве этнических социальных сетей, стремиться к вхождению в формальные организации после достижения финансовой стабильности. В целом, по мнению зарубежных исследований, антропологическому подходу к изучению предпринимательства необходимо уделить большее внимание, чем это делалось до сих пор.

Как указывает F. Schneider(2002) процент предпринимателей, работающих вне рамок официальных организаций, в странах с развитой экономикой составляет 17%, в то время как в странах с развивающейся экономикой эта цифра составляет порядка 40 % ВВП. Эти данные ясно свидетельствуют в пользу существования связи между уровнем развития экономики страны и степенью развитости неофициального бизнеса. Большим вопросом остаётся то, каким образом происходит социальная идентификация неофициальных предпринимателей и как эти предприниматели определяют и используют новые возможности своего бизнеса (Webb, Tihanyi, Ireland, & Sirmon, 2007).

Предпринимательство это поле пересечения личности и возможностей, (Shane, 2003) и поэтому область исследований, посвященная взаимосвязи черт личности и успешности выявления и использования новых возможностей, продолжает представлять интерес. Изучение применяемых предпринимателями когнитивных механизмов, используемых ими для деятельности в условиях неопределённости, по-прежнему остаётся актуальной и не раскрытой до конца проблемой (Alvarez & Barney, 2005; Lounsbury & Glynn, 2001, Choi & Shepherd, 2004; Shane & Venkataraman, 2000).

Изучение автономии, инновативности, склонности к риску, соревновательной агрессивности и предусмотрительности является особым направлением исследований в психологии предпринимательства. Анализ склонности предпринимателей к риску, проведённый Miner и Raju (2004), показал отсутствие видимого различия между отношением к риску предпринимателей и наёмных менеджеров. Однако Stewart и Roth (2004) попытались опровергнуть достоверность исследований Miner и Raju, споря о валидности применяемой ими методики. Это, прежде всего, говорит о том, что вопрос о психологических отличиях предпринимателей от не предпринимателей остаётся открытым, как и вопрос о том, являются ли эти психологические черты стабильными или меняющимися во времени. Кроме того, Stewart & Roth (2001) показали, что психологический портрет крупного предпринимателя отличается от психологического портрета предпринимателя малого бизнеса. Это может привести к необходимости дифференциации типов предпринимателей внутри этой социальной группы в зависимости от психологических характеристик, значимых для роста бизнеса. Важным направлением исследований в этой области является изучение мотивации к предпринимательской деятельности (Miner, Smith, & Bracker, 1989; Zhao, Seibert, & Hills, 2005).

Современное состояние исследований по данной проблеме, основные направления исследований в мировой науке

В мировой науке накоплен большой опыт психологических исследований предпринимателей и предпринимательской деятельности (R. Brockhaus, 1982, M.F.R. Kets de Vries, 1985, L.M. Kirsner, 1995, Baum, J. R., Frese, M. & Baron, R. A., 2007, Psychology of Entrepreneurs. Research and Education, 2007, Shane, S., 2003. Welter F., 2006, и др.). Есть и попытки описания образа типичного предпринимателя (Р.Хизрич и М. Питерс 1992, К. Грей, 1997 и др.). К сожалению, как показывают зарубежные авторы (Berings, De Fruyt & Bouwen, 2004; Ciavarella et al., 2004; Wooten, Timmerman & Folger, 1999), наличие у индивида психологических черт, соответствующих сложившемуся психологическому портрету предпринимателя, не гарантирует успеха в реальном бизнесе. Кроме того, полученные данные характеризуют социально-психологические особенности зарубежных, прежде всего – американских предпринимателей и не могут рассматриваться как релевантные для задачи исследования образа российского предпринимателя. Проводятся теоретические и эмпирические исследования основных видов делового взаимодействия (партнерства и конкуренции). Однако в этих исследованиях основное внимание уделялось изучению социальных характеристик предпринимательства (социальное происхождение, особенности воспитания и образования, прежний опыт работы, предпочтительные сферы бизнеса и т.д.).

В российской науке исследованием психологических особенностей российского предпринимательства занимались В.А. Бодров (1995, ред.), В.В. Новиков и В.В. Марченко (1998), А.Л. Журавлев и В.П. Позняков (1995, 2001, 2008), С.К. Рощин (1993), Е.Б. Филинкова (2002, 2007), О.И. Титова (2007) и др. Однако конкретных эмпирических исследований, посвященных социально-психологическому анализу личности предпринимателей, крайне мало. Это связано, прежде всего, с тем, что предприниматели являются чрезвычайно сложным и труднодоступным объектом для психологического исследования. Результаты ранее проведенных исследований говорят о том, что предпринимательство в Росси имеет отличительные особенности, в том числе социально-психологические. Эти особенности связаны со спецификой исторического развития России, национальными традициями и особенностями современного состояния экономики, политики и культуры российского общества. Поэтому мы предполагаем возможным проявление региональных и гендерных особенностей в исследуемых феноменах социальной психологии российских предпринимателей.

Научный руководитель проекта В.П. Позняков работает над проблемами социальной психологии российских предпринимателей с начала 1990-х. гг. Предлагаемый исследовательский проект является продолжением серии эмпирических исследований, выполненных сотрудниками лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН начиная с 1991г. (А.Л. Журавлев, В.П. Позняков, 1993, 1994, 1995, 1997, 2001, 2005, 2007, 2009). В рамках этих исследований изучались мотивы выбора предпринимательской деятельности, цели и ценностные ориентации российских предпринимателей, их отношения с партнерами по бизнесу и т.д. Эти исследования способствовали выявлению социально-психологических особенностей российских предпринимателей и тех трудностей, с которыми они сталкиваются. В частности, в 1997г. было выполнено первое исследование региональных особенностей социальной психологии российских предпринимателей. При этом выявились значительные различия по целому ряду исследуемых параметров между предпринимателями, представляющими различные регионы России. Начиная с 2001г. особое внимание уделяется исследованию гендерных особенностей российских предпринимателей (Позняков В.П., Титова О.И., 2002, Журавлев А.Л., Позняков В.П., Титова О.И., 2008). Результаты этих исследований частично опубликованы в академических научных изданиях и доложены на ряде российских и международных научных конференций (см. Список публикаций). Под научным руководством В.П. Познякова защищены две кандидатские диссертации по социальной психологии российских предпринимателей (Е.Б. Филинкова, 2002г. и О.И. Титова, 2007г.) Сравнительный анализ результатов эмпирических исследований, выполненных по единой программе с временным интервалом, позволит проследить тенденции и выявить социально-психологические закономерности становления образа нового российского предпринимателя как партнера по деловому взаимодействию в изменяющемся многополярном мире с учетом влияния этнокультурных, региональных и гендерных особенностей.

Социально-психологический анализ становления нового российского предпринимательства

Научный анализ феномена предпринимательства и его психологических особенностей развивается, как развивается и само предпринимательство. В последние годы осмысление этого феномена становится все более актуальным и для отечественной науки. В современном российском обществе в связи с изменившейся социально-экономической ситуацией сформировалась новая социальная группа, которая в общественном сознании определяется такими терминами как деловые люди, бизнесмены, предприниматели. Активность представителей этой группы оказывает большое влияние на экономическую и политическую жизнь страны. Поэтому российские предприниматели сегодня являются объектом серьезного психологического анализа (А.Л. Журавлев, В.П. Позняков, 1993, 1995, 2002; Е.К. Завьялова, С.Т. Посохова, 2004, В.В. Марченко, 1996, В.П. Позняков, 1997, 1998, 2001; Психология предпринимательской деятельности / Под ред. В. А. Бодрова, 1995; С.К. Рощин, 1995, Социально-психологические исследования руководства и предпринимательства / Отв. ред. А.Л. Журавлев, Е.В. Шорохова, 1999, О.И. Титова, 2007, Е.Б. Филинкова, 2001, 2007, А.Н. Чиликин, 2005, А.Е. Чирикова, 1998 и др.).

Целью исследований, проведенных в Институте психологии РАН под руководством А.Л. Журавлева и В.П. Познякова, было изучение психологических отношений российских предпринимателей в сфере деловой активности, т.е. совокупности эмоционально окрашенных представлений и оценок различных явлений, связанных с предпринимательской деятельностью. Объектом эмпирических исследований выступали российские предприниматели сферы малого и среднего бизнеса, представители различных регионов России и разных сфер бизнеса. Авторы исходили из общего предположения о том, что на развитие и успешность предпринимательской деятельности оказывают влияние как внешние социально-экономические условия, так и собственные возможности предпринимателей в развитии своего бизнеса. Исследованы такие социально-психологические феномены как мотивы, цели и ценности в сфере экономической деятельности, уровень притязаний и оценка собственных возможностей в достижении успеха, отношение к риску, конкуренции и неудачам в предпринимательской деятельности (А.Л. Журавлев, В.П. Позняков, 1993, 1995).

Исследование российских предпринимателей с позиций концепции психологических отношений

В начале 2000-х годов В.П. Позняковым была проведена серия исследований особенностей социальной психологии российских предпринимателей с учетом региональной специфики и различий, обусловленных гендерной принадлежностью.[1] Актуальность исследования обусловлена необходимостью получения системных знаний о социально-психологических особенностях предпринимателей, проживающих и ведущих свой бизнес в России. Особый интерес представляет изучение особенностей социальной психологии российских предпринимателей с учетом ее региональной специфики, в которой, проявляются отличительные особенности условий и характерные черты развития предпринимательства в России. В связи с включением в предпринимательскую деятельность все большего числа женщин важной научной задачей является изучение социально-психологических особенностей предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин (В.П. Позняков, 2001, 2007).

Целью исследования является особенностей социальной психологии российских предпринимателей с учетом региональной специфики и различий, обусловленных гендерной принадлежностью.[2] В основе исследования лежит авторская научная концепция психологических отношений предпринимателей. Психологические отношения предпринимателей представляют собой эмоционально окрашенные мнения, оценки и представления о различных сторонах предпринимательской деятельности. В качестве объектов этих отношений рассматриваются основные элементы предпринимательской деятельности: мотивы, цели, условия, результаты и субъекты. А сами психологические отношения представлены на разных уровнях анализа их субъектов: как психологические отношения личности, межличностные и межгрупповые отношения, т.е. эти отношения имеют иерархическую структуру, включающую отношения предпринимателей к своей экономической деятельности, к различным ее условиям и сторонам, к самим себе как ее субъектам и к представителям других социальных групп, с которыми предприниматели связаны партнерскими и иными формами взаимодействия (Позняков В.П., 2000, 2001). Основное теоретическое предположение данной концепции состоит в том, что психологические отношения субъектов экономической деятельности, с одной стороны, отражая объективные экономические условия, в первую очередь отношения собственности, являются результатом изменения этих условий. С другой стороны, выполняя функцию регуляции экономического поведения и, прежде всего, деловой активности субъекта, они сами выступают факторами изменения этих условий. В исследовании делается попытка преодолеть ограниченность представлений как об однозначной детерминации социально-психологических феноменов (в данном случае - психологических отношений) внешними экономическими условиями, так и о жесткой однозначной связи экономического поведения (в данном случае - деловой активности) субъекта и его психологических отношений.

Научная новизна исследования состоит в конкретизации и развитии представлений о взаимосвязи и взаимодействии экономических и социально-психологических явлений. Психологические отношения рассматриваются нами, прежде всего, как субъективное психологическое отражение в индивидуальном и групповом сознании изменяющихся экономических условий жизнедеятельности субъектов, условий и содержания их экономической деятельности. Это отражение носит субъективно-оценочный, избирательный характер, что проявляется в своеобразии предпочтений и выборов субъектами условий и конкретных видов экономической деятельности. Вместе с тем, психологические отношения субъектов экономической деятельности рассматриваются нами и как социально-психологические результаты изменения экономических условий жизнедеятельности субъектов, и как социально-психологические факторы экономической деятельности и экономического взаимодействия субъектов, косвенным следствием которых являются изменения экономических условий. В рамках предлагаемого концептуального подхода психологические отношения предпринимателей рассматриваются с точки зрения их обусловленности как внешними условиями предпринимательской деятельности, так и внутренними характеристиками самого субъекта. В свою очередь, сами психологические отношения рассматриваются во взаимосвязи с характеристиками предпринимательской деятельности, деловой активности предпринимателей.

На основе авторской концепции психологических отношений предпринимателей совместно с А.Л.Журавлевым разработана авторская программа социально-психологического исследования российских предпринимателей и проведено комплексное масштабное исследование, позволившее выявить и проанализировать особенности структуры, динамики, региональных и гендерных различий социально-психологических характеристик российских предпринимателей. В результате проведенных исследований эмпирически выделены социально-психологические характеристики субъектов, наиболее тесно связанные с выбором предпринимательства, с деловой активностью, успешностью и удовлетворенностью предпринимательской деятельностью. Выявлено содержание наиболее значимых мотивов выбора предпринимательской деятельности: достижение высокого материального благополучия, независимости в работе и возможности реализовать свои способности. Показано, что основным мотивом выбора предпринимательства выступает стремление к созданию своего собственного дела, связанного с систематическим извлечением прибыли и работа на себя, являющаяся центральным признаком, отличающим предпринимательство как вид экономической деятельности от наемного труда. Эмпирически выявлены характерные особенности российских предпринимателей: высокая степень ориентации на собственные возможности, склонность к конкуренции и умеренному риску в экономической деятельности, низкая степень доверия к государственным органам и предпринимательским структурам.

Впервые проведено масштабное эмпирическое исследование региональных особенностей российских предпринимателей. Выделены и проанализированы как сходные психологические черты, характеризующие российских предпринимателей как специфическую социальную общность, так и различия, связанные с региональными условиями ведения бизнеса и региональными особенностями социальной психологии экономических субъектов. Впервые в истории психологии предпринимательства социально-психологические особенности российских предпринимателей исследованы в их динамике на протяжении длительного (15 лет) периода радикальных социально-экономических изменений в российском обществе. Сравнительный анализ результатов, полученных методом «срезов» на сопоставимых представительных выборках позволил выделить как стабильные, устойчивые социально-психологические особенности российских предпринимателей, так и основные тенденции их изменения в условиях трансформации российского общества. Эмпирически выявленные различия в оценках московских и региональных предпринимателей и анализ их динамики показывают, что социально-экономические условия в значительной степени определяют их психологические отношения к предпринимательской деятельности.

Эмпирически выделены социально-психологические факторы деловой активности предпринимателей: оценка своей конкурентоспособности и собственных возможностей в повышении успешности бизнеса, отношение к риску и конкуренции в экономической деятельности, степень надежности большинства партнеров, оценка и прогноз изменения уровня жизни семьи, оценка успешности своей предпринимательской деятельности. В исследовании использован принципиально новый методический подход к изучению социально-психологических характеристик деловой активности. Выявленные в исследовании социально-психологические показатели и методы их оценки могут быть использованы для анализа и прогноза деловой активности представителей различных социальных групп. Такой прогноз может быть основан на оценках различных сторон экономической деятельности субъектов, сделанных во временном континууме (оценках прошлого, настоящего и будущего).

Впервые проведен сравнительный анализ гендерных особенностей российских предпринимателей и их динамики на всем протяжении периода становления нового российского предпринимательства. Выявлены как сходные черты, так и различия в психологических отношениях предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин к основным сторонам предпринимательской деятельности: более позитивное отношение предпринимателей-мужчин к риску и конкуренции, более высокие оценки собственной конкурентоспособности и собственных возможностей в повышении успеха своего бизнеса, большая склонность к соперничеству в конфликтных ситуациях. Выявлена общая тенденция динамики социально-психологических характеристик предпринимателей-женщин, связанная с постепенным уменьшением их различий от характеристик предпринимателей-мужчин.

Полученные в ходе исследований результаты могут быть использованы центральными и региональными органами власти в работе по поддержке и развитию малого и среднего бизнеса в России.

Литература

Абалкин Л.И. Заметки о российском предпринимательстве. М.: Прогресс, 1994.

Автономов В.С., Предпринимательская функция в экономической системе. М., 1990.

Агеев А.И., Предпринимательство: Проблемы собственности и культуры. М., 1991.

Акперов И.Г., Масликова Ж.В. Психология предпринимательства. Учебное пособие. М., 2003.

Борисова Т.В. Философский анализ предпринимательской деятельности: социально-онтологический аспект. Дисс. … докт. флософ. наук. Саратов, 2005.

Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М.: Наука, 1990.

Бусыгин В.Ф. Предпринимательство. М., 1995.

Вебер М., Избранные произведения. М., 1990.

Гибадуллин Р.Ф. Предпринимательский слой – его социальная сущность, функции и тенденции развития в современном российском обществе. Дисс… докт. социол. наук. М., 2000.

Глущенко Е.В., Капцов А.И., Тихонравов Ю.В., Основы предпринимательства. М., 1996.

Друкер П., Рынок: Как выйти в лидеры. Практика и принципы. М., 1992.

Журавлев А.Л., Позняков В.П. Социально-психологические трудности развития малого бизнеса в России // Психологический журнал. 1993, т.14, №6.

Журавлев А.Л., Позняков В.П. Деловая активность предпринимателей: методы оценки и воздействия. М., Институт психологии РАН, 1995.

Журавлев А.Л., Позняков В.П. Программа социально-психологического исследования российских предпринимателей / Современная психология: состояние и перспективы исследований. Часть 5. Программы и методики психологического исследования личности и группы: Материалы юбилейной научной конференции ИП РАН // Отв. ред.А.Л. Журавлев. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2002. С. 90 – 110.

Журавлев А.Л., Позняков В.П., Титова О.И. Гендерные особенности конкуренции и партнерства // Наука – Культура – Общество. 2008. №4. С. 102 - 115.

Завьялова Е.К., Посохова С.Т. Психология предпринимательства. Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004.

Заславская Т.И., Бизнес-слой российского общества: Сущность, структура, статус // Социологические исследования. 1995, №3, сс. 3-12.

Зомбарт В., Буржуа: Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. М., 1994.

Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Прогресс, 1978. 494 с.

Кирцнер И. Предпринимательство и конкуренция. М.: ЮНИТИ, 2001.

Малое предпринимательство в контексте российских реформ и мирового опыта / Под ред. А.Ю. Чепуренко. М., 1995.

Марченко В.В. Социальная психология предпринимательства. Ярославль: МАПН и ЯрГУ, 1996.

Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф., Основы менеджмента. М., 1992.

Новиков В.В., Марченко В.В. История возникновения и становления социальной психологии предпринимательства. Ярославль: МАПН и ЯрГУ, 1998.

Позняков В.П. Психологические отношения субъектов экономической деятельности. М.: Изд-во ИП РАН, 2000. 220 с.

Позняков В.П. Психологические отношения и деловая активность российских предпринимателей. М.: Изд-во ИП РАН, 2001. 240 с.

Позняков В.П. Региональные и гендерные особенности доверия российских предпринимателей к различным видам организаций // Экономическая психология в России и Беларуси / Под ред. А.Л. Журавлева и В.А. Поликарпова. Минск: Экономпресс, 2007.

Позняков В.П. Предпринимательство как ценность и ценности российских предпринимателей // Россия в глобализирующемся мире: мировоззренческие и социокультурные аспекты / Отв. ред. В.С. Степин. Секция философии, социологии, психологии и права Отделения общественных наук РАН. М.: Наука, 2007. С. 513-528.

Позняков В.П., Вавакина Т.С. Ценностные ориентации как фактор отношения российских предпринимателей к деловому партнерству // Психология в экономике и управлении. 2009. №1. С. 51 – 64.

Позняков В.П., Титова О.И. Конкурентные и партнерские отношения российских предпринимателей: региональные и гендерные особенности // Проблемы экономической психологии. Том 2 / Отв. ред. А.Л. Журавлев, Т.В. Дробышева, А.Б. Купрейченко. М.: Изд-во "Институт психологии РАН", 2005. С. 181 – 204.

Психология предпринимательской деятельности / Под ред В.А. Бодрова. М., Институт психологии РАН, 1995.

Психология предпринимательства. Хрестоматия. / Редактор-составитель Райгородский Д.Я. М.: «Бахрах», 2007.

Радаев В.В. Экономическая функция и психологический аспект предпринимательства // Российский экономический журнал. 1995. №10. С. 89-96.

Рощин С.К., Психология предпринимательской деятельности // Психологический журнал, 1993, т.14, №5.

Становление нового российского предпринимательства / Отв. ред. В.В. Радаев. М., Институт экономики РАН, 1993.

Социально – психологические исследования руководства и предпринимательства // Отв. ред.: А. Л. Журавлев, Е. В. Шорохова. М.: Институт психологии РАН, 1999.

Титова О.И. Гендерные особенности отношения российских предпринимателей к конкуренции и партнерству. Дисс… канд. психол. наук. М., 2007.

Филинкова Е.Б. Социально-психологические характеристики предпринимателей с разным уровнем удовлетворенности предпринимательской деятельностью. Дисс. …канд. психол. наук. М., 2001.

Филинкова Е.Б. Психология российского предпринимательства. Учебное пособие. М.: Ректор, 2007.

Хекхаузен Х., Мотивация и деятельность, тт.1,2. М., 1988.

Хайек Ф., Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. М., 1992.

Хизрич Р.,Питерс М. Предпринимательство или как завести собственное дело и добиться успеха. Вып. 1. М: Прогресс, 1992. 191 с.

Чиликин А.Н. Социально-психологические основы развития предпринимательства в реальном секторе экономики. Дисс….докт. психол. наук. М., 2005.

Чирикова А.Е., Психологические особенности личности российского предпринимателя // Психологический журнал, т. 19, №1, 1998, сс. 62-74.

Шумпетер Й., Теория экономического развития: Исследования предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры. М., 1982.

Brockhaus R.H. The psychology of entrepreneur // Encyclopedia of Entrepreneurship. NJ.: Prentice-Hall, 1982. P. 39-57.

Baum, J. R., Frese, M. & Baron, R. A. The psychology of entrepreneurship. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum. 2007.

Baum, J. R., Frese, M. & Baron, R. A. & Katz, J. A. Entrepreneurship as an area of psychology study: An introduction. 2007.

Baum, M. Frese, M. & Baron R. A. (Eds.) The psychology of entrepreneurship: 1-18. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum. 2007.

Baum, J. R., Locke, E. A. & Kirkpatrick, S. A. A longitudinal study of the relation of vision and vision communication to venture growth in entrepreneurial firms. Journal of Applied Psychology. 1998. Vol. 83, p. 43-54.

Baum, J. R., Locke, E. A., & Smith, K. G. A multidimensional model of venture growth. Academy of Management Journal. 2001. Vol. 44. p. 292-303.

Ireland R. Duane and Webb Justin W. A Cross-Disciplinary Exploration of Entrepreneurship Research. Journal of management. SAGE. 2007. Vol. 33, No. 6, p. 891-927.

Kets de Vries M.F.R. The entrepreneurial personality: A person at the crossroads // J. of Management Studies. V.14. 1977. P. 34-57.

Luthans F.& Youssef C. Human, social, and now positive psychological capital management: Investing in people for competitive advantage. Organizational Dynamics, 2004. Vol. 33, p. 143-160.

Psychology of Entrepreneurs. Research and Education. Coordinated by Juan A. Moriano and M. Gorgievski. Madrid, Universidad nacional de educacion a distancia. 2007.

Rotter J.B. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement // Psychological Monographs: General and Applied. 1966. V.80.

Shane, S. A general theory of entrepreneurship: The individual-opportunity nexus. Northampton, MA: Edward Elgar. 2003.

Shane, S., & Venkataraman, S. The promise of entrepreneurship as a field of research. Academy of Management Review. 2000. № 25, p. 217-236.

13th Nordic Conference on Small Business Research. 2004. http://web.bi.no/forskning/ncsb2004.nsf/pages/index

Schneider, F. Size and measurement of the informal economy in 110 countries around the world. Canberra, Australia, 2002.

Stewart, W. H., & Roth, P. L. Data quality affects meta-analytic conclusions: A response to Miner and Raju (2004) concerning entrepreneurial risk propensity. Journal of Applied Psychology. 2004. Vol. 89, p. 14-21.

Van Raaiy, W.F., Van Veldhoven C.M., Warnerid K.-E. (eds) Handbook of Economic Psychology. Dordrecht, Netherlands: Kluwer Academic Publishers, 1988.

Warneryd K.-E. The Psychology of Innovative Entrepreneurship // Handbook of economic psychology. Dodrecht.1988 P.405-447.

Webb, J. W., Tihanyi, L., Ireland, R. D., & Sirmon, D. G. The informal economy: Entrepreneurship between formal and informal institutional boundaries. 2007. Working paper.

Welsh J.A. & White J.F. The entrepreneur`s master planning guaide. Englewood Cliffs, NJ:Prentice-Hall Inc.,1983.

Welter F. Exploring the role of trust in entrepreneurial activity. University of Siegen, Germany. 2006.

Zhao, H., Seibert, S. E., & Hills, G. E. The mediating role of self-efficacy in the development of entrepreneurial intentions. Journal of Applied Psychology. 2005. Vol. 90, p. 1265-1272.



[1] Исследование проведено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 08 06 00198а.