В. Ц. Худавердян,

Профессор Московского гуманитарного университета

Н.В. Наглер

 

КСЕНОФОБИЯ И ПУТИ ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ

 

1. Как разобраться в лабиринте этнических терминов?

В многонациональном обществе требуется высокий уровень знаний разнообразных этнических терминов, использование которых  дело весьма деликатное. Попробуйте, например, бурята или тувинца назвать представителем малочисленного народа. Этим можно нанести кровную обиду. Помнится, много лет назад группа социологов проводила опрос среди малочисленных народов по вопросам развития национальной литературы. Один из наших исследователей поступил весьма неосторожно, пытаясь опросить якута. На просьбу интервьюера ознакомиться с анкетой северянин ответил  как отрезал: - якуты не малочисленный народ!

Студенты, изучающие основы социальной работы с национальными меньшинствами и мигрантами, часто сетуют на то, что народов у нас много, поэтому трудно разобраться, кто есть кто. Народов у нас действительно немало. По результатам переписи 2002 года, в России насчитывается порядка 160 больших и «малых» этносов.

Попробуем помочь разобраться студентам, да и не только студентам, в этом терминологическом лабиринте.

Уникальность России не только в том, что в ней много народов, но и в том, что они разностатусные.  Мы считаем целесообразным делить их на три группы: титульные народы, малочисленные народы и национальные меньшинства.

Титульным называется народ, чье имя носит республика. Таким образом, титульными являются одноименные народы всех 21 республики Российской Федерации. Однако следует учесть, что титульных народов значительно больше, чем число республик, поскольку в некоторых республиках (Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария) проживают два и более титульных этносов.

Для студентов трудность заключается только в том, чтобы знать названия российских республик, которые перечислены в тексте Конституции России.

Малочисленные народы. Это те российские коренные, аборигенные, автохтонные народы, численность которых не превышает 50 тысяч человек. Отдельную подгруппу внутри этой группы составляют народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Малочисленных народов в России более 70. Наиболее крупные среди них – ненцы, чукчи, ханты, манси, нанайцы, численность которых составляет от 10 до 40 тысяч человек. А есть  народы, численность которых не превышает даже одной тысячи (энцы, тофалары, нганасаны,  негидальцы, орочи, юкагиры,  кумандинцы и др.), а то и менее 500 человек (тазы, чулымцы, энцы, ороки).  К великому сожалению, с каждым годом численность этих этносов сокращается. Поэтому количественный критерий определения верхней границы российского аборигенного народа достаточно долгосрочен в том смысле, что, по меньшей мере, за последние 50 лет ни один из  «малых» народов, указанных в списке переписи 2002 года, не нарушил верхнюю границу определения этноса, и еще  лет 50,  наверное,  неожиданных изменений в росте численности «малых» народов не произойдет.

Стоит обратить внимание и на то, что количественный критерий определения малочисленных народов характерен только для России. Другие страны не соблюдают такого четкого принципа. Более того, понятия «малочисленные народы» и «национальные меньшинства» нередко отождествляются. Например, фризов, одного из древних народов Европы, проживающих сегодня на территориях Германии, Голландии и Дании, некоторые относят к «малым» народам, хотя их численность, по некоторым оценкам, превышает 500 тыс. человек, другие – нацменьшинством. Такая же ситуация с сорбами, которые более тысячи лет живут в нынешних землях Бранденбурга и Саксонии, и насчитывают не менее 60 тысяч человек. Точно также обстоят дела с гризонами (ретороманцами) в Швейцарии, саами в Норвегии, Швеции и Финляндии. Франция вообще не признает национальных меньшинств, считая, что интересы большинства важнее.

Национальные меньшинства – это этнические группы, историческая родина которых находится за пределами данного государства. В России – это греки, корейцы, немцы, поляки и другие. С распадом Советского Союза образовались новые национальные меньшинства – жители всех бывших союзных республик – украинцы, армяне, азербайджанцы, киргизы, молдаване и другие, проживающие в России. К национальным меньшинствам относятся также белуджи, цыгане, ассирийцы, уйгуры, курды, талыши и другие.  Своеобразную группу национальных меньшинств составляют часть титульных народов российских республик, проживающих за их пределами. Например, татары вне Татарстана, башкиры вне Башкортостана, чеченцы, осетины, ингуши, народы Дагестана, словом титульные народы всех российских республик. При этом важно учесть, что слово «меньшинства» указывает не на численность данной национальной группы, а на ее юридический статус. Например, по данным той же переписи 2002 года, в России проживает украинцев более  5 млн., армян, азербайджанцев по 2 мил., но они, как и многие другие, не перестают быть национальными меньшинствами. К сожалению, иные «специалисты» не понимают юридического различия между малочисленными народами и национальными меньшинствами, вследствие чего происходит досадная путаница.

Этнические русские не относятся ни к одной из этих трех перечисленных групп; они являются суперэтносом. Русские составляют около 80% всего населения РФ. Однако не только численностью определяется статус  «суперэтноса». Русская культура оказала огромное влияние на все народы, населяющие Россию. Русский язык является достоянием всех народов России. В суперэтнос входят различные субэтносы, такие, как поморы, казаки, русины, камчадалы и многие другие. В состав русского суперэтноса входят также нерусские по рождению, но русские по культуре, языку. Примерами являются чаще всего «полукровки» из смешанных нерусских семей, скажем, дети, от браков между татарами и мордва, между удмуртами и чувашами, между марийцами и башкирами, самостоятельно определяющие свою национальность. Таким образом, русский суперэтнос является, по выражению А. Солженицына, «основой ковровой ткани».

Коренные и некоренные народы. В демографических словарях есть две точки зрения, кого считать коренным, кого – некоренным. К коренному населению относят все лица, родившиеся в данном населенном пункте, регионе, стране. А родившиеся за их пределами – это «пришлое» население. Согласно второй точки зрения, к коренному населению относят аборигенов, т.е. народы, исстари обитавшие в той или иной местности. Это – самые древние обитатели данной территории (иногда их называют автохтонными) народы, переместившиеся в данный район в глубокой древности. В этом смысле население не только Сибири и Дальнего Востока в преобладающем большинстве пришлое, но и население Центральной России, имеющее славянские корни, также пришлое, поскольку его далекие предки переселились из районов Киевской Руси и расселились среди обитавших здесь финно-угорских народов.

Понятие «коренные народы» соотносимо с понятием «титульные народы». Однако,  коренными являются, как уже выше отмечалось нами, и малочисленные, автохтонные народы. Некоренными считаются национальные меньшинства. Они обретают в буквальном смысле судьбоносный характер. Нацмен, то бишь, некоренной житель, никогда не переходит в категорию коренного жителя, если даже он родился, вырос на новой родине и никогда не бывал на своей исторической родине. Здесь же родились его отец, дед, прадед – все равно он не переходит в другую категорию. Непереходность некоренных жителей в коренные – это феномен, присущий не только России, но и чуть ли не всему миру.

Диаспора. Этот термин достаточно широко распространен во всем мире. Диаспора с греческого означает рассеяние, в смысле пребывания значительной части основного этноса в другой стране. Диаспоры существовали с древнейших времен и образовываются по сей день. Причин их образования более чем достаточно: добровольное перемещение, насильственное выселение, угроза физического и духовного геноцида, природные катаклизмы, неблагоприятная экологическая, экономическая, политическая ситуация и т.д.

Несмотря на то, что диаспоры существуют тысячелетиями, однако и сегодня никто точно не ответит на вопрос: из каких групп или за счет кого образовывается диаспора. В литературе прямого ответа на эти вопросы нет. По нашему мнению, слово «диаспора» сегодня включает в себя как национальные меньшинства, так и этнических мигрантов. Следовательно, понятие «диаспора» шире, чем «национальное меньшинство» и «мигрант». Она охватывает как граждан, так и не граждан одной национальности.

Остается пояснить: кто же такие мигранты? Само слово «миграция» латинского происхождения и означает  – переселение, перемещение людей в связи с изменением места жительства, места работы по самым различных причинам (экономическая, экологическая мотивация, военные конфликты и т.д.).

В то же время необходимо отметить, что различие между мигрантами и национальными меньшинствами довольно существенное. Национальные меньшинства проживают на территории страны пребывания сотни, а то и тысячи лет  и являются гражданами этой страны. Мигранты, как правило, не граждане и проживают на этой территории значительно меньше времени. Но часть нацменьшинств образовываются за счет тех мигрантов, которые со временем оседают в стране пребывания и через определенное время становятся гражданами страны пребывания.

 

2. Ксенофобия в современном мире

Многие европейские государства озабочены тем, что отношения между коренными и некоренными жителями чрезмерно накаляются. И чем дальше, тем больше. Социологи, этнологи, политики бьют тревогу: ксенофобия охватывает все новые и новые масштабы и страны. Исследования, проведенные недавно Европейской службой в разных странах Старого Света, показали, что треть европейцев – ярые расисты. При этом среди коренных и «чистокровных» европейцев расистские настроения являются преобладающими. Разумеется, ксенофобские настроения коренного населения испытывают на себе в первую очередь этнические меньшинства и мигранты.

Заглянем  вроде бы в тихое Шведское Королевство, которое издавна славилось своей открытостью миру, своей толерантностью, продуманной политикой в отношении к иностранцам. Однако и там все больше распространяется враждебное отношение к чужакам: поджигают приюты для беженцев, преследуют переселенцев. Непримиримое ядро неонацистов объявило войну всем «не-арийцам».

Французы оказались в шоке после выборов Президента страны в апреле 2002 года, когда выяснилось, что ярый националист Ле Пен вышел на второй круг. Между прочим, крайний правый политик, проводивший избирательную кампанию под лозунгом «Франция для французов» нашел горячую поддержку среди коренных французов. Своим избирателям он пообещал переписать Конституцию и узаконить преимущественные права граждан по национальному признаку, то бишь, права коренных французов. А ведь в этой стране, издавна гордившейся своими демократическими принципами, проживает сегодня более трех миллионов цветных французских граждан, прежде всего из Северной Африки. Это в основном мусульмане из Алжира, Туниса, Марокко.

Рост национализма весьма популярно истолковывает швейцарский писатель Урс Альтермат в своей книге «Этноцентризм в Европе». Как только культура и мышление одних людей, строящих демократические институты, свободный рынок, освобождается от религиозных представлений, параллельно с этим, почти неизбежно другие начинают всеми силами цепляться за свою национальную принадлежность. Даже в таких процветающих странах, пишет ученый, как Германия, Австрия, Бельгия, Швейцария усиливаются националистические настроения. Среди причин ксенофобии автор книги называет и поиск новых врагов, после того, как исчез коммунистический режим, увеличение количества иммигрантов.

Одним из потенциалов ксенофобии является миграция. Чем больше усиливаются миграционные процессы, тем острее проявляются националистические настроения,  межэтнические разногласия в обществе. Вот почему наиболее предприимчивые государства придают большое значение тому, чтобы изменить отношение коренных  народов к не  коренным в лучшую сторону.

Работа, целью которой является межэтническое согласие и мир, ведется на теоретическом и практическом уровнях. Такая деятельность характерна и для Германии. Ученые, политики проводят линию сближения различных культур – коренных и некоренных народов, подчеркивая постоянно, что ни одна культура не является универсальной в смысле претензии на абсолют; она универсальна в смысле открытости для всех. Что ни одна культура, как и нация, не существует в чистом виде. По словам известного мюнхенского социолога У. Бека, сегодня в Германии каждый шестой ребенок рождается от смешанных браков. Это явление Ульрих Бек считает одним из факторов глобализации. Сегодня в этой стране популярна идея о том, что немецкая нация выживет только благодаря смешению рас и национальностей. Настоящий немец, говорят сторонники этих позиций, это человек не только «чистой» немецкой крови. Подобные рассуждения тем более заслуживают внимания, если учесть, что именно в Германии во времена Гитлера была развернута  невиданная пропаганда за чистоту расы, за арийскую «высшую» расу.

Тем не менее, это лишь примеры. На самом деле пресловутая теория «чистых рас» является одной из серьезных причин ксенофобии. Именно на этой основе все чаще появляются до боли похожие друг на друга лозунги: «Франция для французов», «Германия для немцев», «Россия для русских».

Однако где сегодня, как и тысячу лет назад найти чистую расу?

Известный русский историк В. О. Ключевский выразился по этому поводу как нельзя лучше: поскреби любого русского – увидишь татарина. А наш знаменитый соотечественник Питирим Сорокин пишет еще похлеще: теория чистых рас оказалась мифом, их нет, как и нет чисто немецкой, английской крови. В наше время чистота крови сохраняется разве что на конских заводах, выводящих «чистокровных» жеребцов, да в хлевах йоркширских свиней. Да и там, кажется, не этим «расовым» признаком обуславливается «симпатия» одного коня к другому. В мире же людей указываемый признак единства крови и единства расы, как критерия национальности,  решительно не годен.

Русский философ В. С. Соловьев, как бы продолжая эту тему, писал: «Братство по духу выше, чем братство по крови». Это означает, что люди разных национальностей могут быть даже ближе друг другу по духу, чем люди одной национальности. Как раз об этом так ярко свидетельствуют смешанные браки, число которых с каждым годом растет. А между прочим по данным Всероссийской переписи 2002 года 1,5 миллиона человек не указали свою национальность. Причин может быть несколько: кто-то постеснялся своей национальности и не указал ее  (а таких сколько угодно), другие – дети из смешанных браков, которые так и не определились к какой национальности себя отнести  -  к маминой или папиной.

Как известно, среди диаспорных групп значительно больше смешанных браков. Известно также, что дети, рожденные от этих браков, отличаются незаурядными способностями. Объясняется это в общем-то достаточно просто: дети, у которых отец и мать представители различных национальностей, становятся по воле судьбы бикультурными. С раннего детства  они воспринимают культуры обоих родителей. Поэтому в детях от смешанных браков заложены объективные основы поликультурного развития. 

В России также наблюдается всплеск ксенофобии, экстремизма и антисемитизма. По данным Московского бюро по правам человека, в регионах России издается свыше 100 газет, поддерживающих националистические взгляды. Около 60% россиян в той или иной мере разделяют подобные настроения и идеи.

В России ксенофобия многолика. Она растекается по различным линиям и проявляется в отношениях коренных народов к не коренным, титульных – к не титульным, титульных – к национальным меньшинствам, не кавказцев – ко всем кавказцам, славян – к не славянам, не евреев – к евреям. Ксенофобские настроения проявляются между титульными и малочисленными народами. Такие же отношения наблюдаются между самими титульными народами, между малочисленными народами, между национальными меньшинствами. Существуют проблемы  между христианами и мусульманами, между мусульманами и иудеями и т.д.

Линии неприязни проявляются по-разному: где явно, где скрыто,  перманентно или время от времени, остро или менее напряженно. В целом же по степени напряженности и остроты все перечисленные линии можно делить на 3 категории. К первой относятся коренные – некоренные, не кавказцы – кавказцы, не евреи – евреи. Ко второй категории относятся славяне – не славяне, христиане – мусульмане, иудеи – мусульмане. 3-я группа – маловыразительна. Это - линии, проходящие между титульными, малочисленными народами; между самими национальными меньшинствами (особенно между теми, у которых есть национально-территориальная автономия и у которых - нет); между самими малочисленными народами; между самими титульными народами.

В последней категории противоречие между этносами носит не столько враждебный, сколько характер ревности – ревности друг к другу. Мотивация ревностного отношения проста: почему об одном этносе часто говорят и пишут только хорошее, о другом, наоборот,  крайне редко говорят и пишут  к тому же -  только  негатив. Не остается без внимания даже такой, на первый взгляд, малозаметный факт. Президент России недавно посетил республику Саха – Якутия (конец 2005 г.).  Визит первого лица Российского государства в соседних с Якутией субъектах не остался незамеченным. Один из более 70 вопросов, которые журналисты задавали В.В. Путину, на его традиционной встрече с журналистами, был озвучен представителем из Бурятии: «Когда Вы посетите нашу республику?»

С учетом классификации напряженности между этносами, можно сосредоточить внимание государственных и общественных структур на дифференцированной работе со всеми группами, определить центр тяжести такой деятельности в каждом конкретном случае.

Ксенофобия на российской почве явление более серьезное и опасное, чем в других, в частности, европейских странах.

Спрашивается, почему? В России подавляющая часть нерусского населения, составляющая более 19% всего населения страны, это коренные (автохтонные) народы и национальные меньшинства, которые являются полноправными  гражданами РФ. Иммигранты, по разным  данным, составляют всего лишь  3 - 5 млн. человек. В зарубежных, в частности, западноевропейских странах все наоборот: численность иммигрантов намного превышает количество национальных меньшинств, проживающих в этих странах. Следовательно, ксенофобия там проявляется главным образом к этническим иммигрантам, которые не являются гражданами. Поэтому при повышении межэтнической напряженности власти могут ограничить въезд иммигрантов или даже выслать их из страны, как это сделал Парламент Голландии, решив в 2004 году в течение нескольких лет выслать из страны 26 тыс. мигрантов.

Россия же имеет дело с национальными меньшинствами, то есть со своими  гражданами, проживающими не один десяток и не одну сотню лет, не говоря уж о титульных и аборигенных народах, живущих на своих исконных землях. Никто не имеет право выставить полноправных граждан за порог. Но серьезность проблемы для России заключается в том, что для ксенофобски настроенного населения все едино: граждане, не граждане – они «пришлые». Даже если они будут носить российский паспорт на груди или на шеи вместо талисмана. Ксенофобские настроения усугубляются обострением социальной несправедливости. В силу  вступает принцип бумеранга, который выражается в обычных в таких случаях словах: «Только вас не хватает», «без вас тошно», «кто вас звал»? Плохое отношение к инородцам, это не только выражение ксенофобии, но это и отношение к государственной системе. Поэтому ксенофобия отчасти является формой выражения протеста против социальной системы. Если бы основному населению было  хорошо, то оно бы ничего не имело против «инородцев».

Существует такое понятие, как «язык вражды», что равносильно той же ксенофобии. Оно создается (чаще всего ненароком) средствами массовой информации. Суть «языка вражды» заключается в создании негативного образа того или другого этноса. Например, понятие «лицо кавказской национальности», ставшее притчей во языцех. Точно также «лицо азиатской национальности». Эти понятия в любом контексте носят только пренебрежительный характер, негативный оттенок, отрицательный заряд, способствующие ксенофобским настроениям в обществе.

 Национальные и религиозные чувства, связанные неразрывно между собой, состоят из тончайшей материи. В этой сфере ошибок не прощают. Как не вспомнить один казалось бы единичный случай, который потряс и трясет до сих пор весь мусульманский мир. Все началось с того, что датская газета поместила карикатуру на пророка Мухаммеда. Естественно, что неблаговидный, необдуманный и некорректный поступок журналиста вызвал бурю гнева в мусульманском мире: во многих странах сжигали датские флаги, разрушали дипломатические объекты не только Дании, но и других христианских государств. Датское правительство не рекомендовало своим гражданам выезжать в мусульманские страны.

Поразительно, как много вреда может нанести всему человечеству необдуманный шаг одного человека. И все это называется свободой печати – что хочу, то и ворочу. Нам представляется, что относительно свободы печати очень хорошо сказал бывший министр печати Российской Федерации, ныне секретарь Союза писателей, Михаил Федотов о том, что в имущественном плане СМИ могут принадлежать кому угодно, но в социальном плане они принадлежат обществу и, добавим, они должны отвечать перед обществом.

Ксенофобия во всем мире  зарождается на различиях  в менталитете народов, их характером, манерой, образом мышления, поведением, особенностью самовыражения и т.д. Причем, если,  «коренной» человек делает что-то такое, то  это считается нормальным, а если то же самое делает «чужак», это уже, по меньшей мере, заслуживает осуждения. Менталитет народа складывается из множества факторов – его историей, географическим расположением, природными аномалиями, экономическим и экологическим состоянием. На менталитет воздействует и такой фактор, как численность этноса. Большой по численности этнос или его отдельные представители более открыты, раскованны, более смелые в своих выражениях, поступках; их не так сильно тревожит вопрос выживания, как, скажем, немногочисленных этносов. Последние, по характеру более осторожные, скрытные, мнительные, острее ощущают внешнюю опасность, угрозу, поэтому стремятся к сплочению. Они более дружные, больше поддерживают друг друга, чтоб, как поется в песне Булата Окуджавы, не пропасть по одиночке. Они «кучкуются» для общения на родном языке, чтобы узнать последние новости с исторической родины, слушать этническую музыку,  песни, поэзию.

Эти качества «малых» народов не всегда адекватно воспринимаются представителями больших народов. Напротив, отношение последних порой резко негативно к «малым». Сплоченность и дружность малых этносов воспринимается болезненно: естественные поступки, действия «малых» этносов считаются хитростью или даже коварством. А свои точно такие же действия или качества классифицируются уже не как «хитрые», а как «умные».

 

3. Откуда берутся умные народы?

Как ни странно,  ксенофобия возникает на пустом месте, без особых, казалось бы, поводов и причин. Все начинается с того, что каждый этнос считает себя неповторимым и самым лучшим, превосходящим всех и вся. Относительно неповторимости можно и не спорить, поскольку народы, а их тысячи, отличаются друг от друга именно своей самобытностью – историей, языком, вероисповеданием, традициями, обычаями, национальной кухней и т.д. Что касается превосходства, то в этом вопросе все народы без исключения очень даже похожи друг на друга: каждый из них самый лучший, самый умный. В этом смысле народы как дети: такие же разные – бывают спокойные, бывают капризные, бывают терпеливые или наоборот – нетерпеливые. Но когда они видят красивую игрушку в руках другого ребенка, готовы отнять у него и присвоить себе – это мое.

Альберт Эйнштейн, которого весь мир знает как гениального физика, однажды выразился по части национальности настолько образно, что и  в этом  его гениальность проявилась не в меньшей мере: «Если моя теория относительности подтвердится, то французы скажут, что Эйнштейн – гражданин мира, а немцы скажут, что Эйнштейн – немец. Но если, моя теория не подтвердится, то французы скажут, что Эйнштейн – немец, а немцы скажут, что Эйнштейн – еврей».

Среди грузин, которые, кстати, умеют крепко дружить с представителями других этносов и быть верными этой дружбе до конца жизни, бытует небезобидное выражение. Обращаясь к своему приятелю другой национальности, грузин делает ему сомнительный комплимент:

- Хороший ты парень, но жаль, что не грузин.

Причем,  он скажет это искренне, честно, не подозревая, что он может обидеть своего приятеля, что и негрузины могут быть хорошими. Точно также думают другие народы, каждый из которых считает себя лучше, умнее.

Нельзя не сказать и относительно Кирилла и Мефодия – создателей славянской письменности. Братья перевели с греческого языка на старославянский богослужебные книги. Греки считают, что они были греками, а болгары считают их своими. Как тут быть?

В Азербайджане видного армянского поэта 18 века Саят-Нову (настоящее имя и фамилия – Арутюн Саядян) считают своим; грузины – своим. В определенном  смысле они имеют на это право, поскольку гениальный каманчист сочинял песни не только на армянском, но с таким же успехом и на азербайджанском и грузинском языках. Судьба гениальных людей такова, что они становятся достоянием не одного народа, а  всего человечества. Точно такая же честь уготована была великому поэту, мыслителю Низами Гянджавы (Абу Мухаммед Ильяс Ибн Юсуф), жившего в 12-ом – начале 13 века в Азербайджане. Низами – персоязычный, поэтому таджики, как и азербайджанцы, считают его своим поэтом. А если послушать армян, то языки всех народов мира берут свое начало от армянского. Не отстают от других и мордвины-эрзяне: существует миф о том, что первоначально на территории прежней Армении жили они.

Манией величия грешат все народы без исключения.   В  таких случаях обнаруживается явная абсолютизация ценностей собственной культуры и одновременно недооценка культуры всех остальных народов. Это, как не трудно догадаться, нечто иное, как этноцентризм. Хорошо сказал по этому поводу известный демограф Ю. Бромлей: «Все народы «родовитые», поэтому глупо спорить кто и насколько умнее». Но вот что любопытно: многие исследования в социальной сфере, как и наши личные наблюдения, показывают: чем выше уровень собственной этнической культуры того или другого человека, тем лучше, глубже он воспринимает культуру другого народа. Отсюда следует, что культура одного конкретного народа является не только  его достоянием, культурой данного этноса, но и общечеловеческой ценностью. Этническая культура – необходимая, неизбежная ступень, без которой перешагнуть в общечеловеческую культуру невозможно.

 Теория умных народов существует с давних времен. Считается, что самый умный народ – это евреи. По данным, основанным на статистике, евреи составляют 0,25% населения планеты, а среди лауреатов Нобелевской премии – 37%, чемпионов по шахматам – 50%. В 2004 году американские генетики Генри Хампертинг и Грегори Кочран пришли к выводу, что евреи-ашкенази (в переводе с идиш означает «восточный еврей») умнее всех остальных. Оказывается, более высокий интеллект этой части евреев связан с их наследственными заболеваниями, такими, как Тея-Сакса и Ниманна-Пика. Но, как ни странно, результаты, полученные упомянутыми учеными, подтверждают наш тезис о том, что ум определяется не национальной принадлежностью, а старанием, трудолюбием в иноэтнической среде. Дело в том, что, как утверждают названные авторы, эти же болезни – следствие того, что евреи подвергались дискриминации в гетто средневековой Европы. Более того, считается, что только благодаря этим смертельным болезням, им разрешалось заниматься только запрещенными для христиан профессиями, как торговец, сборщик налогов, ростовщик и т.д.

Относительно обилия лауреатов Нобелевских премий среди евреев следует заметить: с давних пор известно, что один другого всегда тянет наверх. Это особенность не только евреев, но и других диаспоральных групп.

Нацмены, прожив долгое время на чужбине и познав все тягости судьбы, сами помогают своим сородичам, поддерживают друг друга, как альпинисты в одной связке, чтобы подняться на вершину по  отвесной скале. Они знают, что нужно держаться ближе друг другу. Так легче выжить.

Взаимопомощь сородичей вызывает у коренных жителей чувство неодобрения, неприятия, а иной раз и зависть,  вон, смотри, как они помогают друг другу. Зависть переходит в ненависть. Этническая сплоченность воспринимается как национализм. Сплоченность – это черта не одного какого-то этноса. Это качество практически многих диаспорных групп. Оно выработано столетиями. Взаимная поддержка помогала выжить, не пропасть по одиночке.

Теория умных людей разжигает национализм, ксенофобию, в том числе антисемитизм, в любом обществе. Однако, как нам представляется, антисемитизм является также следствием недооценки собственного достоинства тех, кто разжигает его. В свое время премьер-министр Англии Черчилль говорил: «У нас в стране нет проблем с евреями, поскольку англичане не считают себя глупее евреев».

 

4. Как преодолевать ксенофобию?

Ксенофобия – это следствие того, что ненавидящий часто и не знает того, кого он ненавидит. Нам не приходилось видеть ни одного случая, чтобы представители разных национальностей,  хорошо зная друг друга, ненавидели бы друг друга. Бывает, конечно, симпатия, антипатия между людьми. Но, как правило, если люди хорошо знают друг друга, ксенофобия исключается. Напротив, у представителей разных национальностей не менее прочная дружба, чем у одной национальности. Ксенофобия – это превратное представление, мнение не о конкретном человеке, а чаще всего абстрактное, искаженное представление о нации. Это – стереотип, глубоко укоренившийся у многих народов во всем мире. Незнание культуры, истории, обычаев и традиций других народов всегда служит питательной средой для ксенофобии, этнократии и экстремизма. Важно, чтобы социальные науки  внесли элемент социального образования, социального воспитания, чтобы активно содействовать развитию культур разных национальностей. На самом деле важно постоянно разъяснять, что народы намного больше связаны общей судьбой, нежели разделены своей самобытностью. Существует огромное многообразие общечеловеческих ценностей, которые присущи всем народам – чувство собственного достоинства, социальная справедливость, солидарность, жертвенность, толерантность и т.д.

В эту работу межэтнического примирения внесли бы свою лепту печатные и непечатные средства массовой информации. Хотя надо отметить, что им не хватает профессионализма в этом вопросе, мешают незнания национальных особенностей. Ведь опасно доверять несведущим журналистам эту весьма деликатную тему, как неопытному хирургу сложную операцию. И в том, и в другом случае беды не миновать, что и показала датская газета. Университеты готовят журналистов-международников, а журналистов-этнологов – нет. Хотя для России, как  и для других стран, это не менее, если не сказать, более важно. Кто знает, может быть, наступят времена, когда на газетных полосах выступит журналист – профессионал по делам национальностей. Умное освещение национальных вопросов – это вопрос сохранения стабильности в стране, в мире. Поэтому нужен государственный орган, который постоянно мог бы анализировать публикации на эту тему, словом, работать по части взаимопонимания народов.

Необходимо придавать особое значение воспитанию толерантности, толерантного  отношения к национальным меньшинствам. Сегодня о толерантности говорят и пишут все, кому не лень (это касается и авторов данной статьи), но действенных шагов очень мало. Все понимают, что к иностранцам, иноязычным надо относиться с пониманием, терпеливо, но как только дело коснется конкретного шага, все разговоры о терпимости в момент улетучиваются. Миллионы людей знают, что Россия многонациональна; у каждой нации свой язык. Тем не менее, реакция коренного жителя на разговор на «непонятном языке» резко отрицательна. Спрашивается, где же наша толерантность? А ведь в Конституции Российской Федерации написано: государство гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

В воспитании толерантности, безусловно, участвуют мировые религии, многочисленные конфессии во всем мире. Приведем один, на наш взгляд, поучительный пример. Несколько лет назад в немецком городе Дармштадте в евангелической церкви нам на глаза попалось письмо в связи с проведением Недели солидарности с иностранными гражданами. В письме содержится следующее обращение к немецким прихожанам: «Твой Христос по национальности еврей; твой автомобиль японский; пицца, которую ты отведываешь итальянская; твоя демократия берет свое начало с греческой демократии; кофе, который ты пьешь – бразильский; отдыхаешь в Турции; пользуешься арабскими числами: шрифт, которым ты пишешь – латинский, - и неужели после всего, этого твой сосед просто иностранец?»

Сегодня очевидно, что благополучие многонациональных государств во многом зависит от стабильности в национальной сфере, разумной национальной политики, межэтнического согласия, которое предполагает не только толерантное отношение друг к другу, но и взаимное знание истории, традиций, конфессиональной и этнической принадлежности. То есть не только приезжий обязан знать, куда и к кому он приехал в гости, но и местный житель должен знать, кто к нему пожаловал.