На правах рукописи

 

 

ЗУБКОВ Сергей Александрович

 


Взаимосвязь политики, науки и техники

в условиях техногенной цивилизации

(социально-философские аспекты)

 

 

 

 

Специальность – 09.00.11 социальная философия

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

Москва

2006


 

Диссертация выполнена на кафедре социальной и политической философии Московского гуманитарного университета

 

 

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор Кретов Борис Иванович 

 

 

Официальные оппоненты:

доктор политических наук, профессор Рыбаков Андрей Вячеславович

доктор философских наук, профессор Пирогов Александр Иванович

доктор философских наук, профессор Боровик Вениамин Сергеевич

 

Ведущая организация:

Всероссийский заочный финансово-экономический институт

 

 

Защита диссертации состоится 15 июня 2006 г. в 14-30 на заседании диссертационного совета Д 521.004.03 при Московском гуманитарном университете по адресу: 111395, Москва, ул. Юности, 5/1, кор.3, зал заседаний диссертационных советов (ауд.511).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского гуманитарного университета по тому же адресу.

 

Автореферат разослан               «  13  » мая 2006 года

 

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                          Сковиков А.К.

 

 

 

 

 

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования состоит в обогащении методологии социально-философского познания взаимосвязи политики, науки и техники, превращающейся на рубеже ХХ-ХХ1 в.в. в один из главных детерминантов общественного развития, в связи с чем во многих странах возникает масса  проблем, связанных с этим процессом. Особое значение данные проблемы имеют для современной России, которая различными методами, в том числе и социальной философии, ищет политические средства для выхода на инновационный путь развития на основе применения значительного научно-технического потенциала страны в условиях развивающейся техногенной цивилизации[1].

Аналитика нашего исследования показывает, что оценка значения этого потенциала нашими политиками не всегда адекватна. Это связано чаще всего с утилитарным отношением политического руководства к результатам исследований в сфере науки и техники. Но наука, а вместе с ней и техника не терпят чисто прагматического к себе отношения, поскольку это творческая область человеческой деятельности, требующая дальновидных, продуманных, ответственных и своевременных решений.

В этой связи возникает важнейшая методологическая задача выявления четкого соотношения между политикой, складывающейся вообще в сфере управления властными структурами того или иного государства, и научно-технической политикой, фактически, на первый взгляд, развивающейся за пределами этой сферы. Поэтому требуется уточнить приоритетность их соотношения и взаимосвязи, что является, на взгляд автора, насущной задачей социальной философии, способной оказать определенное методологическое влияние на развитие политологии как науки о власти. При этом нужно учитывать, что освоение научно-технического потенциала — очень трудная задача, которая предъявляет высочайшие требования к квалификации государственных служащих, их политике в отношении развития научно-технического потенциала страны. Поэтому не может не вызывать критического отношения весьма сомнительная оценка современным либеральным течением отечественного опыта формирования и проведения научно-технической политики, особенно в советский период, которую можно найти в публикациях, связанных с этим течением исследователей[2].

Разумеется, сегодня вряд ли найдутся люди, способные одобрить репрессии, которые имели место во многих областях общественной жизни в СССР, в том числе и в науке. Но не они определяли дух и пафос развития советской науки и техники в 30 - 80-е г.г. прошлого столетия. В эти годы были достигнуты грандиозные успехи, о которых почему-то забывают нынешние «властители» дум.

Очевидно, что когда на первый план выдвигаются негативные моменты, связанные со сталинскими репрессиями в отношении научно-технических кадров, то это только небольшая, хотя и трагическая часть тогдашней реальности, поскольку политика советского государства являлась весьма действенным инструментом мобилизации всех средств для формирования научно-технического потенциала общества.

И сегодня, когда переход к инновационному типу развития связан с серьезными проблемами перехода к рынку, когда формирование класса нелегитимных собственников, конверсия и приватизация не оправдали возлагавшихся на них надежд, без активной роли российского государства в научно-техническом развитии страны не обойтись.

В этой связи следует обратить внимание на еще одну важнейшую в методологическом плане задачу, обусловленную не всегда адекватной интерпретацией феномена взаимосвязи политики, науки и техники как объекта диссертационного исследования с позиции социальной философии. Последняя рассматривает политику не только как специфическую сферу отношений людей по поводу устройства общественной власти, но также по поводу того, чтобы это «устройство» не обходило стороной тех сфер общественной жизни, без которых на современном этапе общественного развития невозможна реализация общественной власти, включая, в первую очередь, развитие науки и техники.

Наука представляет специфическую систему деятельности человека, обеспечивающая получение нового знания, вырабатывающая средства воспроизводства и развития познавательного процесса. На определенном этапе развития науки наступает момент ее стагнации, как проявление ее внутренних противоречий, выражающейся в том, что стандартизация и «машинизация» науки блокирует выполнение ею функций по добыванию нового знания, по обновлению деятельных и познавательных способностей людей. Преодолению такой стагнации способствует социально-философское обоснование перспектив науки. Становление науки как производительной силы развития общества происходит не само по себе, но преломляясь через личность работника.

Внедрение науки в производство меняет, по сути, соотношение живой и овеществленной, личной и обезличенной, творческой и нетворческой деятельности. В этом смысле наука стимулирует создание организационной и технической (техника как знание о способах и средствах деятельности – С.З.) среды, мотивирующей интенсивную деятельность людей, располагающей к «умножению», а не только к сложению их сил.

В этом плане перспективы науки и техники также требуют социально-философского обоснования. Это верно потому, что внедрение науки в производство, совершенствование техники – это не единовременный акт, это не только поиск истины, но это еще и знание, направленное на осуществление эффективного действия (техника – С.З.). Но и поиск истины (наука), и эффективное действие (техника) - не самоцель общественного развития. И то, и другое инициируется политикой, властью, реализующей потребности и интересы людей во имя более возвышенного устройства общественной жизни. Такой подход является весьма актуальным в свете представленной темы диссертационного исследования.

Практические ошибки в оценке роли науки и техники в политическом развитии во многом обусловлены недооценкой значимости данного вопроса с точки зрения теоретико-политологического анализа. В политологической составляющей взаимосвязи политики, науки и техники в современных условиях в российской литературе этот анализ серьезно отстает от западного. Если зарубежные авторы ведут исследования взаимосвязи политики с наукой и техникой в достаточной полноте его аспектов, то российские исследователи главное внимание уделяют функциональной стороне вопроса. В неполной мере учитываются значимость науки и техники как детерминант политического развития. Это нарушает, разрывает связи и зависимости между политикой, наукой и техникой в одном социальном пространстве, негативно влияет на характер и уровень политического мировоззрения как основной массы граждан, так и элиты государственных чиновников, ответственных за научно-техническую политику.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена, во-первых, настоятельной потребностью социально-философского и политологического анализа теоретических основ взаимосвязи политики, науки и техники в условиях развития техногенной цивилизации, суть которых детерминируется совпадением процессов активного заполнения жизненного пространства российского государства новыми парадигмами социального развития и новым научным и техническим содержанием окружающей среды.

Именно для России становление новой социальности наиболее ощутимо оказывается увязанным с новым техническим окружением (информатизация, компьютеризация и т.п.). Практическая реализация такого анализа позволит определить пути оптимизации взаимосвязи политики, науки и техники в России.

Во-вторых, необходимостью превращения аналитического видения научно-технических факторов политического развития общества в самостоятельное направление российской политологии, инициирующего на самом высоком уровне политического мышления трансформацию науки и техники в непосредственную производительную силу общества.

В-третьих, важностью обобщения опыта реализации особенностей российской модели взаимосвязи, взаимодействия политики, науки и техники, методов и форм ее оптимизации в обстановке поиска путей перехода к инновационному типу развития. При этом необходимо учитывать, что значительные перемены в экономической сфере, обусловленные разрушением связей в народно-хозяйственном механизме, спадом производства, резким снижением финансирования науки и всей системы научно-технического творчества, в целом образования, привели к тому, что инновационная деятельность, призванная оказывать стимулирующее воздействие на развитие социального и научно-технического прогресса, оказалась в стадии глубокой депрессии, из которой она выбирается до сих пор.

Степень разработанности проблемы. Методологическая социально-философская разработка проблем взаимодействия политики с инновационными факторами в форме науки и техники, рационалистический подход к ним начали складываться с момента зарождения политической мысли в таких центрах древней культуры, как Греция, Индия и Китай . Такой подход дает основание говорить, что вопрос об особенностях социально-философского знания включает в себя также и вопрос о соотношении социальной философии с другими науками, исследующими общественную жизнь. Хорошо известно, что объектом и социальной философии, и общественной истории, и социологии, и политологии является практика жизни общества. Другая сторона этой ситуации заключается в том, что имея в качестве объекта исследования общество, каждая из этих наук видит в нем свой, отличающийся от всех других предмет исследования. Так, например, если предметом политологии выступает знание закономерностей развития политических отношений, отношений власти, то есть знание о какой-либо определенной сфере общественного бытия, то предметом социальной философии является знание об обществе в целом, в единстве всех сфер , областей жизни общества.

Но также хорошо известно, что обществом в целом занимается не только социальная философия, а также история, социология, культурология. При всем при том, каждую из этих наук в обществе интересует что-то свое, не подвластное каждой другой науке. Возьмите историю. Общее в развитии общества ее интересует постольку, поскольку это общее в своем конкретном виде проявляется в определенном регионе, у определенного народа в тех или иных конкретно-временных условиях. В этом смысле история – это наука о том, что уже совершилось, из чего она отбирает наиболее характерное, типичное.

Наиболее характерным, типичным, исторически сложившимся представлением о возникновении политологических идей, концепции власти, политики как науки о власти является представление о ее (их) связи с проблемой управления людьми, управления государством.

В работах Сократа, Платона, Аристотеля, Каутильи, Конфуция, Шан Яна и других мыслителей исследуется роль науки и техники, их творцов в организации управления государством. В той же мере разрабатываются технологии эффективного политического управления.1 При этом взгляды древних мыслителей на данную проблему несут на себе воздействие особенностей переживаемой исторической эпохи, когда наука и техника находились на доинституциональной стадии своего развития, были сплетены воедино с такими формами общественного сознания, как мифология, религия, философия.

В Новое время появляются современные ему новые аспекты разработки проблемы взаимодействия политики, науки и техники. Они связаны, прежде всего, с осмыслением значения, в том числе и политической роли, говоря современным языком, научно-технических кадров, чему способствовала начавшаяся профессионализация научной и инженерной деятельности как составных частей процесса институциализации науки и техники.

В XVIIXIX в.в. этот аспект нашел отражение в сочинениях Ф. Бэкона, П. Гольбаха, М.Ф. Вольтера (Ф. Аруэ), И. Г. Фихте, А. Сен-Симона, О. Конта, К. Маркса, Ф. Энгельса и многих других мыслителей. В их работах наука и техника рассматриваются как основа политического прогресса[3].

Именно с этим была связана критическая оценка роли науки и техники как движущих сил политического прогресса характерная для работ таких философов и социологов, как Х. Ортега-и-Гассет, К. Ясперс, М. Хайдеггер, О. Тоффлер, М. Фуко, Г. Маркузе. Можно также назвать имена представителей Римского клуба: А. Печчеи, Д. Меддоуза, А. Кинга, Б. Шнайдера[4].

Выявление негативных социально-экономических последствий научно-технического прогресса, которые ставили себе на службу реакционно мыслящие политики и которые наиболее ярко проявили себя в ХХ в., диктовало ученым необходимость ставить перед лицом научной общественности вопросы о политической ответственности научно-технических кадров за разработку и применение новейших достижений науки и техники[5]. Но дело заключалось еще и в том, что еще большую ответственность за применение открытий науки и техники должны были нести политики, принимающие политические решения по применению, например, атомной бомбы против Японии в 1945 г. США, когда в этом уже не было никакой необходимости. Была цель запугать этой бомбой СССР. Из этого ничего не вышло, но политика, сохранив приоритет над развитием науки и техники, все-таки попала под определенный международный контроль.

Исследование проблемы взаимодействия политики , науки и техники занимает значительное место в русской общественно-политической литературе, начиная с XVIII в., когда наша страна стала на путь модернизации. Различные аспекты этой проблемы затрагивают в своих трудах философы, социологи, выдающиеся ученые в области естествознания в ХIХ-ХХ вв.

В XVIII в. под влиянием идеологии Просвещения формируются идеи М. В. Ломоносова, М.М. Щербатова, А.Н. Радищева, Н.И. Новикова о науке как критерии политического прогресса, главном средстве улучшения политических порядков[6].

В ХIХ в. в российском обществе развиваются позитивистский и марксистский подходы к изучению научно-политических факторов политического развития. В качестве представителя первого подхода можно, в частности, назвать Д.И. Писарева[7] (особо следует отметить работы М.А.  Бакунина)[8].

В русской политической литературе в первые десятилетия ХХ в. большое место уделялось таким аспектам проблемы взаимодействия политики с наукой и техникой, как место и роль науки в обществе; польза науки для общества и пути ее развития, политическая роль научно-технической интеллигенции.

В советский период в разработке проблемы взаимодействия политики, науки и техники господствует марксистский подход.

 Отдельное место в этом плане занимают работы выдающихся ученых: Н.И. Вавилов, С.И. Вавилов, В.И. Вернадский, А.Д. Сахаров, П.Л. Капица, А.А. Благонравов, А.И. Берг, Н.Н. Моисеев,[9] В.И. Вернадскому принадлежит идея ноосферы (царство разума), которая формируется в результате научно-технической деятельности общества и выступает важной детерминантой политики. Н.Н. Моисеев выдвинул идею коэволюции как процесса взаимной адаптации природы, техногенной и социальной среды. А.Д. Сахаров обосновал необходимость применения научного метода руководства основными сферами жизни советского общества. Близкую позицию занимал П.Л. Капица.

Современный этап характеризуется тем, что в западной политологии изучение процесса взаимодействия политики, науки и техники выдвигается в качестве одной из главных проблем и ведется на основе системного подхода. Формируется постиндустриальная парадигма в политологии[10].

Если провести классификацию современных российских исследований, в которых ведется анализ проблемы взаимодействия политики с наукой и техникой, то можно выделить следующие типы работ:

1.                 Прикладные политологические исследования, посвященные историко-политологическим проблемам, анализу политических технологий[11]. Кроме отмеченных работ, следует указать работы последних лет[12].

2.                 Работы, посвященные изучению научно-технических аспектов национальной безопасности, конверсии, перевода ВПК на нужды гражданского общества и обобщающие как мировой, так и российский опыт[13].

3.                 Работы, в которых исследуются научно-технические факторы глобализации современных международных отношений, конфронтационные аспекты этой глобализации[14].

4.                 Работы, посвященные изучению вопросов компьютеризации, информатизации и рационализации деятельности государственных и политических органов в условиях техногенной цивилизации[15].

Проведя классификацию работ, можно сделать вывод, что они дают несколько ограниченное представление о взаимосвязи политики, науки и техники, рассматривая их, в основном, как средства функционирования отдельных элементов политической системы (государство, партии и т.д.), отодвигая на второй план качественное изменение политической системы, которое происходит в результате детерминирующего влияния взаимосвязи политики, науки и техники на политический процесс развития общества в целом.

С одной стороны, существует признание большого значения проблем взаимодействия политики, науки и техники, с другой - имеем одностороннее потребительское, утилитарное понимание их политического значения, в котором доминирует прикладная направленность над теоретической и, более того, не исследуется противоречие между общественной потребностью в усилении роли взаимосвязи политики, науки и техники в целях эффективного, находящегося на пути к высокому уровню научного и технического развития российского общества, отражающего динамичную культуру политического мышления и практики, и существующей реальной взаимосвязью политики, науки и техники, ни в коей мере не отвечающей этой потребности. Именно это обстоятельство определило выбор темы данного диссертационного исследования.

Сформулированная таким образом проблема позволяет определить цель исследования.

Цель диссертационного исследования заключается в социально-философском обосновании феномена политики в качестве основной составляющей, регулирующей взаимосвязь политики, науки и техники в их воздействии на властные структуры общества, а также в разработке механизма совершенствования регулирующей роли этого воздействия в различных социально-экономических условиях функционирования российского общества.

Соответственно цели диссертационного исследования были определены следующие исследовательские задачи:

- проанализировать социально-философские идеи, сформировавшиеся в процессе исторического развития, определившие логику становления политического мышления и ставшие методологической основой теоретико-политологического исследования взаимосвязи политики, науки и техники;

- выявить с позиции социальной философии причинно-следственные связи, обуславливающие объективный, закономерный характер взаимодействия политики, науки и техники в современном обществе;

- определить сущностные признаки механизма взаимосвязи политики, науки и техники, а также специфику этого механизма в эпоху постиндустриальной цивилизации;

- исследовать особенности социально-философской сущности механизма взаимодействия политики, науки и техники, а также выявить ценностную природу этого механизма, действующего в мировом сообществе на уровне международных отношений;

- раскрыть социально-философскую значимость информационного противоборства на фоне конфронтационных процессов по поводу взаимодействия политики, науки и техники в современном мире;

- обобщить с позиции социальной философии историко-политический опыт формирования механизма взаимодействия политики, науки и техники в современном российском обществе;

- обосновать эволюцию национального механизма взаимосвязи политики, науки и техники в условиях социально-политических трансформаций в России на рубеже ХХ-ХХ1 в.в.;

- рассмотреть и обосновать научно-техническую политику как основную составляющую взаимодействия политики, науки и техники на примере российской модели этого взаимодействия.

Объект исследования – взаимосвязь политики, науки и техники в современном обществе.

Предмет исследования – закономерные тенденции развития взаимосвязи политики, науки и техники в современных условиях реальной российской действительности.

Теоретическую базу исследования составляют труды по проблемам социальной философии отечественных и зарубежных ученых, политических деятелей, материалы научных дискуссий, в которых содержатся принципиальные положения о способах и формах взаимодействия политики, науки и техники в тех или иных условиях реальной действительности.

В качестве эмпирической базы исследования использованы результаты социологических исследований в политической сфере, статистические данные, материалы периодической печати, правовые документы, явившиеся важными источниками идей, фактов, открытий, расширивших представления об исследуемых проблемах, а также политических решениях относительно развития науки и техники, кадровой политики в науке, стратегии управления наукой, зафиксированные в государственных документах.

Методологической основой исследования явился диалектический метод познания, предполагающий всесторонний анализ отношений в системе взаимодействия политики , науки и техники в их развитии через противоречивые взаимосвязи сторон, единство качественных и количественных характеристик, логического и исторического подходов. Используется также метод герменевтики, позволяющий рассматривать способ влияния науки и техники на политику и его эволюцию через анализ произведений классиков социально-философской и политической мысли, всесторонне исследовавших этот процесс.

Особенности объекта исследования, междисциплинарный характер работы обусловили применение комплексной методологии, вобравшей фундаментальные принципы и подходы социальных наук, прежде всего, политологии. Определяющими в анализе взаимосвязи политики. науки и техники стали, помимо диалектического метода, системный, структурно-функциональный, цивилизационный, синергетический методы. Решение предметных задач исследования стало возможным благодаря широкому использованию метода сравнительного анализа (сравнительно-исторического и сравнительно-политологического).

Научная новизна диссертации раскрывается в следующих конкретных результатах, достигнутых в ходе исследования:

- реализована попытка системного анализа взаимодействия политики, науки и техники с позиции их регулирующего воздействия на закономерное функционирование общества вообще и российского общества ,в частности;

- обоснована необходимость активизации регулирующего участия властных структур в решении вопросов научно-технической политики как основы эффективной политики государства;

- проведен анализ социального механизма взаимосвязи политики, науки и техники, сформулировано авторское определение данного механизма, применительно к теме диссертационного исследования, заключающееся в том, что существует упорядоченная комбинация элементов, свойств, качеств, образующих механизм регулирования социальных процессов, протекающих в системе взаимосвязи политики, науки и техники;

- обоснована социально-философская концепция социальной защиты научно-технических кадров, которая рассматривается как совокупность регулирующих механизмов, обеспечивающих эффективное решение задач по исключению негативного влияния социально-бытовых и социально-организационных элементов риска и неопределенности на их деятельность;

- разработана теоретическая типология основных черт российской модели взаимосвязи политики, науки и техники, учитывающая достижения техногенной цивилизации, в качестве которых выступают формы и методы влиянии науки и техники (информатизация, компьютеризация, рационализация, организация) на политику и за счет этого придающая ей совершенно другой статус и значение, меняющие не только способ функционирования политики, но и ее цели, содержание, ресурсы, последствия;

- с позиции социальной философии выявлена тенденция формирования под влиянием компьютеризации политики информационного типа, присущей современным постиндустриальным странам. Информационные процессы сегодня занимают центральное место в выработке и осуществлении управленческих и политических решений практически во всех сегментах деятельности общества;

 - выявлена общественно-политическая, трансформирующая роль технологии ИНТЕРНЕТ и ее влияние на состояние политики информационного типа, ведущей, по существу, к пересмотру всего содержания международных отношений, в том числе на уровне взаимоотношений политики, науки и техники, стимулируя возникновение инновационных механизмов этой взаимосвязи;

 - выявлены конкретные инновационные тенденции как результат развития механизма взаимодействия политики, науки и техники в современном обществе на мировом уровне (становление глобализации мировой политики, межцивилизационные столкновения, распространение невоенных форм противостояния и т.п.);

- сформулирован социально-философский подход, согласно которому при разработке модели влияния науки и техники на современную мировую политику нужно иметь в виду взаимосвязь компьютерной революции и процессов глобализации, планы которой вынашиваются истеблишментом США с намерением осуществления его заветной мечты – утвердить свое мировое господство;

- раскрыты социально-философские аспекты в природе и специфике механизма взаимодействия науки и техники с политикой в российском обществе, благодаря которому, несмотря на все издержки деятельности, присущие политическому руководству страны, активным началом в данном механизме выступает государство, политическая воля которого направлена на формирование и всемерное использование научно-технического потенциала для модернизации российского общества;

- раскрыты негативные тенденции в функционировании взаимодействия политики, науки и техники на современном этапе развития российского общества, связанные с деградацией научно-технического потенциала в области НИОКР, в военно-промышленной сфере. Следствием этих тенденций стало снижение уровня национальной безопасности, что, в свою очередь, свидетельствует о дефиците политической воли и настойчивости руководства страны в решении этих вопросов.

Положения, выносимые на защиту. Результаты, полученные в ходе решения комплекса задач диссертационного исследования, позволяют сформулировать следующие положения, выносимые на защиту:

1. Ретроспективный анализ философских и политологических работ, посвященных эволюции взаимосвязи политики, науки и техники, показывает, что в процессе исторического развития общественно-политической мысли сложился концептуальный подход, раскрывший объективный характер преобладающего влияния политики на развитие науки и техники. Политика изначально выступила как эффективный инструмент организации управления государством, укрепления его основ. Эта идея в той или иной форме, в тех или иных модификациях всегда присутствовала там, где решались теоретические и практические проблемы взаимосвязи политики, науки и техники на всех уровнях общественной жизни, несмотря на претензии сообщества ученых осуществлять именно эту функцию.

2. Есть единственный путь для того, чтобы понять природу предмета исследования: надо выяснить механизмы его образования и структуры, провести анализ составляющих, благодаря взаимосвязи которых он работает. Механизм взаимосвязи политики, науки и техники, сложившийся в постиндустриальных странах, характерен тем, что на современном этапе его действие обусловлено процессами информатизации, компьютеризации и другими сущностными признаками техногенной цивилизации. Под воздействием именно этих детерминант современного общественного развития происходит становление политики информационного типа, в лоне которой формируется информационная власть, т.е. контроль над информационными процессами в сфере политики и основывающаяся на этом возможность социальных групп и даже отдельной личности при определенных условиях диктовать свою волю обществу, хотя, как представляется, политика внесет в этот процесс свои коррективы.

Могущество информационной власти базируется на технологиях массовых коммуникаций (телевидение, радио, Интернет и т.д.), благодаря которым достигается контроль над массовым сознанием и поведением. Этот аспект в отечественной политологической теории, как и роль информатики в геополитическом соперничестве, борьбе за власть и ее удержание, до сих пор недооценивается, хотя современным политикам хорошо известно, что, кто владеет информацией, тот владеет миром.

3. Продолжая эту мысль, необходимо иметь в виду, что значимость информационной техники и информационных ресурсов неуклонно возрастает в связи с информатизацией всех сфер и областей общества, особенно политики, экономики, науки и военной техники. В условиях техногенной цивилизации возможности политики определяются не столько размерами территории, ее расположением, количеством населения, сколько экономическими, научно-техническими, военными, коммуникационными возможностями.

Необходимо учесть, что в настоящее время во все большей степени экономический потенциал, а вместе с ним и политический, определяется уровнем развития информационной инфраструктуры. Информация теперь считается стратегическим национальным ресурсом, одним из основных богатств страны.

Политический статус, вес страны, государства на международной арене, ее возможности влиять на мировые события в современных условиях все больше зависят от уровня развития информационной инфраструктуры и вытекающих из этого возможностей эксплуатировать интеллектуальный потенциал других стран, распространять свои духовные, идейные ценности, свою культуру, язык, тормозить духовно-культурную экспансию других стран, трансформировать и даже подрывать их духовно-нравственные устои. Именно в этом направлении развивается компьютеризация и информатизация в США. Но при этом не следует забывать, что и компьютеризация, и информатизация – это только инструментальное воплощение политики, регулирующей и контролирующей меру влияния в обществе науки и техники в интересах господствующего, властвующего класса США и всего общества Запада в целом.

 4. Россия в своем развитии постепенно достигает уровня постиндустриальной страны за счет модернизации, для которой были характерны: широкое применение достижений науки и техники, экономического расчета, прогресса и инноваций, хотя и не в той мере, на которую она могла рассчитывать, запутавшись в дебрях либерально-демократических реформ.

 5. Специфику российской модели взаимосвязи политики, науки и техники отличают: инструментальность этой взаимосвязи, мобилизующая модель развития, а не инновационная, слишком сильная зависимость от властвующей бюрократии, ограниченность взаимосвязи политики, науки и техники областью национальной безопасности и подготовки государственных кадров, хотя сегодня перед ней ставятся более широкие задачи - совместить развитие страны с потребностями и требованиями техногенной цивилизации. При этом политическим руководством в стране недостаточно ясно осознается, что идеи либеральной демократии несовместимы не только с идеей гражданского общества, но и с идеей техногенной, в полном смысле этого слова, цивилизации. Совершенно ясно, что только такой подход позволяет с позиции действующей политики рассматривать научно-техническую деятельность как метастратегию политической власти.

Научно-практическая значимость диссертации определяется тем обстоятельством, что в политологической науке она является одной из немногочисленных работ, посвященных анализу места и роли взаимосвязи политики и техники в современном развитии общества в соответствии с историческим опытом и реалиями сегодняшнего дня. Теоретические выводы и практические рекомендации вытекают из целостного видения проблемы, носят комплексный характер и могут стать одним из компонентов общей программы преобразований и реформирования основных сфер жизнедеятельности российского общества с учетом многогранного взаимодействия политики с наукой и техникой в условиях надвигающейся техногенной цивилизации. Фактический материал и результаты его анализа могут быть использованы научными работниками, занимающимися проблемами политологии, социологии, философии, науки и техники, профессорско-преподавательским составом вузов, студентами в учебно-воспитательном процессе и научно-исследовательской работе.

Апробация работы. Основные теоретические положения диссертации апробированы автором на всероссийских научных конгрессах, межвузовских и методологических семинарах научной общественности Москвы, в преподавании курса политологии в Московском государственном университете путей сообщения (МИИТ).

Основные положения работы изложены в монографиях «Научно-технические факторы политического развития в современном обществе». М.,2000,ч.1-2,22,25 п.л.; «Взаимосвязь политики, науки и техники в условиях техногенной цивилизации». М.,2005, 24 п.л.; в учебно-методических разработках по курсу политологии «Взаимодействие политической и научно-технической сфер в современном обществе». М.,1997,3,25 п.л.. Общий объем публикаций по теме диссертации около 60 п.л. (учитывая журнальные статьи).

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из Введения, четырех глав, двенадцати параграфов, заключения, списка литературы. Объем текста содержания диссертации 282 страницы компьютерного набора, списка литературы  14 страниц. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется степень ее разработки, формулируются проблема, цели и задачи исследования. Раскрываются методология и методы исследования, его научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая значимость и практическая ценность диссертационного исследования, освещается апробация работы

 

В первой главе «Социально-философский, теоретико-методологический анализ взаимосвязи политики, науки и техники» проведен социально-философский теоретико-методологический анализ взаимосвязи политики, науки и техники, охватывающий вопросы методологии исследования этого явления в мировой политической мысли, его объективную обусловленность, а также социальный механизм реализации взаимосвязи политики, науки и техники в общественно-политической и общественно-научной практике. Следуя методологическому положению, согласно которому необходимо «…не забывать основные исторические связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь»[16], автор считает, что связь политики, науки и техники имеет длительный исторический период своего становления и развития, что находит отражение в многочисленных социально-философских, политических теориях, сформировавшихся на различных этапах эволюции философской и политической мысли.

В диссертации достаточно широко показано, что на этапе зарождения политической мысли в изучении проблемы взаимодействия политики с наукой и техникой превалирует утилитарный подход - как использовать знания в управлении государством. Налицо инструментальная интерпретация роли науки и техники в политическом управлении государством.

Так, например, представитель древнеиндийской политической мысли Каутилья главной задачей своего труда «Артхашастра» считает демонстрацию практического применения различных видов наук, сформировавшихся в тот период, когда он жил и работал. К наукам Каутилья причислял те виды познания, которые способствовали постижению сущности дхармы и пользы. Термин «дхарма» переводится как закон, то есть служение религии или общественному благу. Всего наук четыре (философия, учение о трех ведах, хозяйстве, управлении).

Одним из древнекитайских мыслителей, разрабатывающих методологию взаимодействия политики с наукой и техникой, выступает представитель идейного движения китайских легистов Шан Ян (390-388 гг. до н.э.). Его произведение «Книга правителя области Шан» стало классическим.

Однако приоритетное значение получила античная (Аристотель, Платон и др.) традиция осмысления роли науки и техники в ее взаимодействии с политикой в европейской политической идее. После длительного периода средневековья она получает свое развитие в ХVI- ХVIII вв. в трудах таких ученых, как Ф. Бэкон, Т. Кампанелла, Т. Гоббс. Новое, что появляется в это время, - осмысление активной роли слоя людей с научной и технической подготовкой, который предшествовал появлению научно-технической интеллигенции.

Однако связь науки и техники с политикой в ХVI веке еще не раскрылась в полной мере: формировались только лишь методологические предпосылки для этого, но прозорливый ум гениальных мыслителей уже смог сформулировать некоторые положения методологии, отражающей эту связь. В частности, методологическим, по существу, социально-философского характера является положение о необходимости соответствия политического устройства уровню научно-технического развития общества.

Методология критико-утопического социализма, основанная на идеях технократического мышления ХIХ века, в качестве идеала социального и политического прогресса рассматривала политический режим, основанный на диктатуре ученых и инженеров, то есть, это была попытка реализации идеи Платона, согласно которой государством должны управлять философы.

Таким образом, с позиции методологии исследования взаимосвязи политики, науки и техники проект социократического режима строится на сознательном подавлении политической инициативы граждан, которая обеспечивается с помощью принципа конституционализма.

В данном случае речь идет об интересующем диссертанта социально-философском методологическом моменте — о соотношении между индустрией и остальными социальными рядами эстетического, научного, философского характера, в особенности же о соотношении между индустрией и политикой, которая меняет свои ориентиры и приоритеты под общим влиянием «индустриализма» или, сказать точнее, научных и технических тенденций. И это очень важный вывод, если учесть, что до индустриальной эпохи индустрия как таковая развивалась как бы сама по себе в направлении, не всегда совпадающем с устремлениями политической власти.

По мнению диссертанта, в этом противопоставлении эпохи доиндустриальной и индустриальной с позиции значения науки и техники для общества содержится важный методологический аспект, заключающийся в том, что развитие производительных сил общества достигает в ходе исторического процесса такого уровня, когда индустрия, наука, техника, искусство перестают развиваться спонтанно и уходят под сознательный и систематический политический контроль государства.

Автор обращает особое внимание на методологическое значение социально-философских положений К. Маркса относительно политического прогресса, становящегося возможным только в условиях обобществления собственности на средства производства, в результате которого получают новый импульс развития и наука, и техника. Известно, что в результате крушения советской экономики и государственных структур, основанных на особом прочтении марксизма политическим руководством СССР, начиная с И.В. Сталина, были поставлены под сомнение не только учение о социально-экономических формациях, но и сама идея социализма. Может быть, правы в этом случае противники формационного подхода? Но если социализм в принципе бесперспективен и не продуктивен как социально-экономическая система, как тогда объяснить замедленность индустриализации России до 1917 г. и ее очевидное ускорение в СССР? В какой мере ускоренное развитие науки и техники, производительных сил СССР было предопределено прогрессом России в ХIХ в. и в какой политической атмосфере и социально-экономических условиях оно происходило? Последнее - это не вопрос, а, скорее, утверждение. Только социализм, связав воедино политическую волю общества, талант русского народа, вывел науку и технику бывшей отсталой царской России на передовые рубежи развития мировой цивилизации

В диссертации отмечается, что ХХ век открыл новые подходы социальной философии к анализу влияния науки и техники на политику, на направления политического прогресса. Выделяются два течения в исследовании этой проблемы, которые можно условно обозначить как технологический оптимизм и технологический пессимизм. Такое разночтение объясняется различным отношением ученых к технологии как практическому применению знаний и использованию методов производственной деятельности. Замечание об условности выделения двух направлений в исследовании влияния науки и техники на политические процессы в обществе условны в том смысле, что знания необязательно зависят от науки как движущей силы. Пример тому - относительно простые формы механизации на ранней стадии промышленной революции.

Тем не менее, именно в этой точке социальная философия получает возможность проследить влияние науки и техники на политику по той причине, что наука и техника в виде новых технологий продуцируют изменения социальной структуры общества, в частности, рабочего класса. Социальные философы и обществоведы не могли не заинтересоваться изменениями, например, модели занятости и рынка труда и их возможными последствиями - виртуальной поляризацией рабочего класса на меньшинство «технологических победителей» высококвалифицированными и пользующимися спросом, и технологически проигравшими в том смысле, что рабочие места становятся либо деквалифицированными, либо полностью замещенными. Изменения профессиональной структуры неизбежно приведут к социальным изменениям во взаимоотношениях классовой структуры общества, гендерных, расовых отношений общественной жизни.

Вот почему, как показано в диссертации, уже в конце 40-х гг. ХХ века появляется новый подход социальной философии в осмыслении проблем взаимодействия политики и науки, который характеризуется критикой технократических концепций. Большое влияние на развитие данного подхода оказал ряд антиутопий («Прекрасный новый мир» О. Хаксли, «1984» Дж. Оруэлла, «451 по Фаренгейту» Р. Брэдбери, «Утопия 14» К. Воннегута и др.).

Позднее, уже в 60-е гг., дебаты социальных философов, социологов, политологов, обществоведов об автоматизации подверглись обширной теоретической критике, подтверждаемой эмпирическими данными, особенно в области теории процесса труда, которая на платформе марксистского анализа приняла более критическое выражение по отношению к социальной сути технических и технологических новаций. Технические изменения, даже научно обоснованные, воспринимаются ею как продукт капиталистического контроля над процессом труда и , следовательно, контроля за субъектом труда, сколько бы он не был высококвалифицированным. Попытки представить эту ситуацию политически нейтральной не увенчались на Западе успехом.

Рассмотрение проблем политики и науки под углом критического восприятия последствий технического развития характерно также для такого философского направления, как философия техники, которое появляется в конце ХIХ – начале ХХ вв. в Германии как новая форма философской рефлексии техники и научно-технического прогресса.

Для данного диссертационного исследования проблема философии техники имеет важное значение с позиции установления аналогии технической сферы общественной жизни с другими областями знания и деятельности, в частности, с наукой и политической деятельностью. Ведь техника как способ воспроизводства живой деятельности в значительной мере определяет идеалообразование, а, значит, и культуру. Но в систему культуры входят и наука, и политика. Техника как специфическое мироотношение включена в мироотношение рядового человека к миру как к целому. При этом надо иметь в виду, что техника, различные технические усовершенствования сопровождаются коренным изменением социального качества, в ходе которого возникает необходимость смены лидеров не только технического, но и социального развития.

Диссертант в своей работе показывает, что буржуазную социологическую, социально-философскую, политологическую мысль всегда отличал страстный поиск « чудо лекарства» от социальных болезней общества, основанного на частной собственности на средства производства. В 1996 г. в Рио-де-Жанейро на Всемирной конференции по проблемам устойчивого развития устами Генсека этой конференции М. Стронга было сказано, что капитализм исчерпал себя как социально-экономическая система и больше не имеет импульсов дальнейшего развития.

Сторонники взвешенного подхода в оценке социально-философской, социально-политической роли науки и техники видят перспективы этой роли в повышении социальной ответственности научно-технических кадров за достижения современной науки, которые могут привести к весьма негативным последствиям.

Диссертант, опираясь на подходы, сложившиеся в ходе развития социально-философской и политической мысли в исследовании проблем взаимодействия политики, науки и техники, делает вывод об объективном характере этого процесса, его усложнении и наполнении содержания новыми аспектами по мере прохождения обществом основных ступеней своего развития в прошлом, настоящем и будущем.

В диссертации отмечается, что политика, наука и техника, будучи элементами общественного сознания, обретают объективную обусловленность своего положения в научном объяснении их места и роли в развитии общества. Однако такая интерпретация объективной обусловленности взаимосвязи политики, науки и техники не раскрывает в полной мере социально-философскую конкретную природу каждой составляющей в отдельности.

Между тем именно такой подход, по мнению диссертанта, позволит на аналитическом социально-философском, в том числе на политологическом уровне увидеть зависимость различных форм общественного сознания друг от друга и их взаимовлияния в процессе общественного развития.

При этом надо иметь в виду, что взаимосвязь политики, науки и техники всегда проявляется в рамках объективных отношений и условий, в значительной мере являющихся кристаллизовавшейся формой предшествовавшей деятельности людей. Именно объективная обусловленность определяет в целом характер, структуру и направленность взаимосвязи политики, науки и техники как важных составляющих общественного сознания, как превращенных форм субъективного фактора. Человек в своей практической (политической, научной и технической) деятельности имеет перед собой объективный мир, зависит от него, им определяет свою деятельность.

Анализируя объективную обусловленность взаимосвязи политики, науки и техники, без учета и познания которой «повисают в воздухе» условия и закономерности их развития, исследователь рискует, или даже не рискует, а совершенно точно вступает в противоречие с жизнью, с существующей реальностью. Но было бы неверным выводить взаимосвязь политики, науки и техники, как и других составляющих общественного сознания, только из их объективных условий.

Диссертант убежден, что абсолютная обусловленность взаимосвязи политики, науки и техники возможна только с точки зрения гносеологии, теории познания, но эта обусловленность становится относительной с позиции общественного бытия, в котором эти составляющие общественного сознания обладают известной долей самостоятельного существования.

С позиции социальной философии такие формы общественного сознания, как политика, наука и техника, могут и воздействуют на существующие объективные условия, раскрываясь в качестве движущих сил исторического развития. Исходя из этого, автор рассматривает как отдельно, так и во взаимосвязи политику, науку и технику в качестве движущих сил современной истории.

Рассматривая каждую форму (политику, науку и технику) общественного сознания отдельно, автор исходит из того, что сфера человеческой деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и другими социальными группами, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти, называется политикой.1 Самое существенное в политике - это устройство государственной власти.[18] Любая общественная проблема приобретает политологический характер, если ее решение, прямо или опосредованно, связано с проблемой власти; объектом политологии, как правило, выступает власть, детерминирующая и регулирующая социальные процессы в обществе.

Учитывая различные особенности политики как специфической сферы деятельности и отношений людей, естественной в этом случае представляется связь политики со всеми другими сферами их разносторонней деятельности в обществе, в том числе и с наукой. Если общественное сознание как духовная сторона исторического процесса представляет собой целостное духовное явление, обладающее определенной внутренней структурой, включая в себя различные уровни общественного сознания, то его (общественного сознания) формы выступают в виде политического и правового сознания, морали, религии, искусства, философии, науки.

Диссертант считает, что наука, как и политика, - это прежде всего форма общественного сознания и в той мере, в какой объективно обусловлена политика как форма общественного сознания, в той же мере объективно обусловлена и наука. Это дает основания предположить, что и взаимосвязь политики и науки постольку объективно обусловлена, поскольку и та, и другая форма служат в качестве необходимого фактора, условия решения встающих перед обществом проблем. Сила воздействия этих форм общественного сознания зависит от полноты и точности отражения в этих двух формах общественного сознания (разумеется, не только их) реальных закономерностей и потребностей общественного развития, от конкретных условий и объективных возможностей изменения общественного бытия, от связи политики и науки с практикой общественной деятельности людей.

Здесь во второй главе «Сущностные признаки механизма взаимосвязи политики,науки и техники в современных постиндустриальных странах» диссертант находит необходимым дать анализ существенных признаков в механизме взаимосвязи политики, науки и техники, которые раскрываются через формирование политики информационного типа в странах постиндустриального общества, в соотношении этой политики с ценностями демократии. Также проведен анализ научно-технической политики как основы взаимосвязи политики, науки и техники.

Роль науки для прогресса общественного развития столь же важна, а в определенных отношениях еще более важна, чем роль политики. Наука как форма общественного сознания представляет сферу человеческой деятельности, связанную с выработкой и теоретической систематизацией объективных знаний о действительности. Уже только одно это указывает на объективную обусловленность науки: знания, которые она описывает, объясняет и предсказывает, адекватны закономерностям окружающего мира.

И политика вообще, и политика в сфере науки связаны непосредственно с развитием техники. Известно, что вплоть до конца ХIХ века наука играла вспомогательную роль по отношению к производству. Сказывалась первоначальная неразвитость науки, но со временем наука в своем развитии стала опережать развитие техники и производства, и по этой причине сложилась формула: « Наука – техника – производство», в которой науке была отведена первая, главная роль. Уже во второй половине ХХ века наука все больше превращается в непосредственную производительную силу общества, чему в значительной мере способствует ее теснейшая связь с техникой; наука во взаимосвязи с техникой во все большей мере при направляющем воздействии на них государственной научно-технической политики овладевают объективными закономерностями природы, общества и мышления.

В диссертационной работе отмечается, что тесное взаимодействие науки и техники не могло не привести к коренному, качественному преобразованию производительных сил общества, впоследствии названному научно-технической революцией (НТР). Наступление НТР как этапа научно-технического развития, на котором образуется единый научно-технический комплекс, прогнозировал еще во второй половине ХIХ века К. Маркс. Как о свершившемся факте, об НТР начали много говорить и писать в 60-е гг. ХХ в., когда очевидной стала роль науки в создании технологии производства атомной энергии, разработке космической техники и т.д. При этом среди исследователей на протяжении всего периода изучения научно-технической революции ведется дискуссия о ее сущности, содержании и социальных последствиях.

Если рассматривать эти аспекты с позиции социальной философии, то она представляет собой рационально-теоретическую сторону знаний об обществе в целом. В каждом отрезке своего развития она стремится к достижению объективной истины – адекватному достоверному знанию о реалиях действительности и возможностях его существования, но в предельно абстрактной форме. Социальная философия не испытывает потребности в какой-либо конкретике. Но в то же время, возвращаясь к проблеме содержания НТР, нужно сказать, что социальная философия вовсе не отбрасывает в сторону достижения частных общественных наук и узловые пункты их развития, включая политологию, для того, чтобы получить связную, безупречную картину целостного мира общественной жизни людей.

В диссертации показано как, отражая общие причинно-следственные связи, существующие в общественных отношениях, категории базиса и надстройки выступают на фоне НТР методологической основой для более конкретного политологического анализа закономерностей и механизма функционирования совокупности изменений общественных отношений, вызванных НТР. Ведь по сути, именно подобного рода социальные изменения являются предметом политологического анализа. НТР, разумеется, существенно изменяет характер производительных сил того или иного общества, ускоряет их развитие. Но происходит этот процесс под сильным воздействием надстройки, которая всегда является активной силой, влияющей на состояние базиса. В этом смысле политика, наука и техника, являясь составляющими элементами надстройки, находятся в центре базисно - надстроечных характеристик НТР. Но все это становится возможным при осуществлении такой государственной научно-технической политики, которая отвечала бы интересам всех членов общества. 

Современные наука и техника благодаря своим открытиям и достижениям очень много сделали для облегчения жизни и деятельности человечества. Но, достигнув огромных успехов в своем развитии, наука и техника не избавили человечество от нужды и нищеты, так как политика, проводимая большинством правительств в мире, не отвечает интересам населения земного шара, а служит потребностям лишь малой его части. Но известно, что в политических отношениях непосредственно отражаются экономические интересы господствующего класса и социальных групп. Следовательно, взаимосвязь политики, науки и техники опосредована экономическими интересами господствующего класса, политика которого, кроме того, что она господствующая политика, в этом значении, по выражению В.И. Ленина, есть концентрированное выражение экономики. В этом утверждении подчеркивается активная роль политики в вопросах экономического развития.

Только научный подход к соотношению, взаимосвязи политики, науки и техники дает возможность найти адекватные политические формы отражения потребностей науки и техники. Растущие потребности производства, обострение конкуренции требуют постоянного научно-технического улучшения и тем самым улучшения финансирования научных исследований во всех областях общественно-экономической жизни страны, в том числе и в сфере национальной безопасности , которая также является важной точкой пересечения научно-технических исследований и политики.

В диссертации доказывается, что процесс обеспечения национальной безопасности (в рамках защиты научно-технических ресурсов, в частности, государственного ограничения процесса»утечки мозгов») сопряжен с процессами обеспечения информационной, экономической, оборонной безопасности, выступающих основными видами национальной безопасности.

Информационная безопасность определяется как состояние страны, в котором гражданам, объединениям и государству не может быть нанесен существенный ущерб путем оказания воздействия на информационную сферу страны. Задача государства по защите информационных ресурсов, которые формируются в результате функционирования науки и техники, реализуется в ходе предупреждения и отражения таких угроз, как информационная война, информационный криминал и информационный терроризм. Все эти понятия в той или иной мере исследованы в диссертационной работе и им дана соответствующая социально-философская интерпретация, суть которой состоит в том, что ответом на технологическую экспансию стран Запада может быть только повышение эффективности взаимосвязи политики, науки и техники в деле упреждения технологической диверсии против России и народов, населяющих ее территорию[19].

В свете сказанного диссертант подчеркивает, что информационная безопасность - это такое состояние социума, при котором обеспечена надежная и всесторонняя защита личности, общества и государства от воздействия на них особого вида угроз, выступающих в форме организованных либо стихийно возникающих информационных потоков, осуществляемых в интересах регрессивных, реакционных или экстремистски настроенных политических и социальных сил и направленных на осознанную деформацию общественного и индивидуального сознания, усиления социально-политических, экономических и духовных коллизий, вследствие чего нарастает, развивается и закрепляется психологическая и психическая напряженность в социуме.

К этому можно добавить следующее: надежность системы информационной безопасности, равно как и экономической, оборонной, антикриминальной, продовольственной, антишоковой и многих других видов безопасности от уровня личности до уровня государства, общества в целом сегодня, как никогда ранее, объективно обусловлена тесной взаимосвязью политики, науки и техники.

Важным с социально-философской и политологической точки зрения аспектом взаимосвязи политики, науки и техники является вопрос о власти: каким социальным силам править в обществе, интересы каких групп должны доминировать и выступать как общенациональные. При этом взаимодействие социальных сил и интересов опосредовано составом социально-классовой структуры общества. Воздействуя на данную структуру при решении вопроса о власти, наука и техника как единая система формируют такую активную силу, как научно-технические кадры, которые не только осуществляют процесс НИОКР, но также содействуют тем или иным силам в борьбе за власть. Научный потенциал общества в виде союза науки и техники при содействии этому союзу властных структур формируется и развивается лишь в той мере, в какой это позволяют экономический базис и уровень развития данного общества. Современная наука требует огромных материальных средств, большой численности высококвалифицированных кадров и обслуживающего персонала, сложной системы организации и управления исследованиями.

В условиях ельцинского режима ни одна из вышеперечисленных потребностей развития науки и техники не удовлетворялась даже в самой минимальной степени. Разрыв взаимосвязи между политикой государства, наукой и техникой в ельцинскую эпоху достиг апогея, ликвидировать который в целом не удается до сих пор. По данным «Независимой газеты» от 28.01.04., очередной опрос, направленный на изучение уровня жизни наших ученых, показал, что 71% опрошенных отнесли себя к малообеспеченным слоям нашего общества, 29% - к среднеобеспеченным, 0% — к хорошо обеспеченным. Налицо пауперистское сознание в самосознании российских ученых, ощущение принадлежности к хорошо обеспеченным социальным слоям вообще отсутствует.

Фиксируя взаимосвязь политики, науки и техники как своеобразного социального механизма, диссертант пришел к выводу, что социально-философский анализ объективной обусловленности взаимосвязи политики, науки и техники, которая в работе проходит как системное образование, и это действительно так, заставляет признать, что такой подход не является достаточно емким, чтобы отразить всю сложность этой взаимосвязи.

И, прежде всего потому, что понятие «система» в данном случае не в полной мере отражает динамику этого процесса, в ходе которого является политологическая сущность взаимосвязи политики, науки и техники. Движение, динамичность процесса, его живое функционирование, целенаправленное развитие к запланированному или прогнозируемому результату (цели) в большой мере отражает понятие «механизм». Раньше (середина ХХ в.) оно широко использовалось в юридической практике, но во второй половине ХХ в. и в начале ХХ1 в. им охотно пользуются философы, социологи, политологи, психологи, экономисты, управленцы.

Взаимосвязь политики, науки и техники представляет собой с позиции социального механизма образование системного характера, поскольку это вытекает из тех особенностей, которые присущи этому социальному механизму. Взаимосвязь составляющих этого механизма образует целостность этой системы, четкое разделение функций каждой части механизма дают возможность согласования уровней ее развития, взаимосвязи его структурных элементов. Социальная философия, таким образом, раскрывает взаимодействие политики, науки и техники с обществом в целом и с каждой его частью в отдельности (с промышленностью, сельским хозяйством, культурой, искусством и т.д.).

Вышесказанное, по мнению диссертанта, открывает чрезвычайно важное для анализа взаимосвязи политики, науки и техники методологическое значение понятия «социальный механизм», определяющее и регулирующее динамику деятельности и поведения трех различных социальных и профессиональных групп (субъектов) в специфическом контексте их общественной и профессиональной жизни, выражающемся в упорядоченной комбинации различных элементов, свойств и качеств. Эта упорядоченность характеризует политику, науку и технику, отличительной чертой которых в этой взаимосвязи выступает высокая степень согласованности, «притертости» всех составляющих социального механизма элементов, свойств и качеств, позволяющих, в конечном счете, достигнуть технологически запланированного результата.

Если рассуждать несколько ближе к теме диссертации, то все составляющие взаимосвязи политики, науки и техники с позиции механизма этой взаимосвязи имеют свои технологии: наука и техника их имеют по определению, по своей природе; как продолжение одна другой они обе выступают в виде совокупности методов воздействия орудий труда на физические, химические и иные свойства предмета труда. Здесь, конечно, необходимо учитывать специфику  как науки, так и техники.

Другое дело, политическая технология. Это сравнительно новый вид технологии, во всяком случае, для нас. На Западе политические технологии используются уже давно. Политические технологии - это совокупность целенаправленных действий, ориентированных на достижение заданного политического результата, на метод перевода объективных закономерностей и тенденций политики в механизм управления, короче говоря, перевода довольно абстрактного языка политической науки на конкретный язык решений. В конечном счете получаем ряд документов, нормативов, предписаний, регламентирующих поведение и стимулирующих деятельность людей на наиболее эффективное достижение поставленных целей, в том числе во взаимоотношениях с наукой и техникой как своеобразными социальными институтами общества, а также на научное описание способов политической деятельности.

Характеризуя формы взаимосвязи политики, науки, техники (ПНТ) и технологии как наиболее развитых форм влияния на политику, диссертант выделяет ряд условий, способствующих этому процессу:

·                   зависимость реализации функций политической системы от уровня развития ее (системы) науки и техники, научных и технических достижений;

·                   возросшую социальную значимость достижений развития науки, техники и технологий, позволяющих использовать их в политическом процессе;

·                   наличие обоюдной заинтересованности субъектов - политиков, ученых и инженеров во взаимосвязи политики, науки и техники. Зависимость реализации оборонной (по существу, политической ) функции государства от развития техники и технологии (аэрокосмическая техника, технология производства ядерной энергии) ведет к созданию военно-промышленного комплекса (ВПК). Одновременно это форма интеграции политики, техники и науки с экономикой.

Диссертант, подчеркивая тесную связь технологий, применяемых в практике политического целеполагания с научными результатами, учитывает и их различие. Теории и концепции, - с одной стороны, как продукт познавательной деятельности и как средство политической практики, с другой .

В работе отмечаются этапы создания (в рамках социального механизма взаимосвязи ПНТ) данных технологий, а также их функций, посредством чего создается представление об их специфике как социальных феноменов. Так, например, этапы конструирования политических технологий можно представить следующим образом, исходя из вышеопределенного понятия «политические технологии»:

·       теоретический – связан с определением цели, объекта технологизации, расщеплением социального объекта на составляющие и выявление социальных связей;

·       методологический – выбор методов, средств получения информации, ее обработки, анализа, принципов ее трансформации и конкретные выводы и рекомендации;

·       процедурный - связан с организацией практической деятельности по разработке технологий.

Нынешнее российское общество, политическая наука должны проявлять особую заботу о том, чтобы кадры политиков, политологов в кратчайшие сроки овладевали технологиями власти как совокупностью тех или иных видов, приемов деятельности властных структур, рассчитанных на достижение необходимого (запланированного, прогнозируемого) результата. Это необходимо и для практики политической деятельности, и для научной практики политолога.

Таким образом, отмечает диссертант, если рассматривать технологический подход с точки зрения поисков феноменов упорядоченности в пространстве и времени тех или иных социальных явлений, включая политику, науку и технику, регуляции социальных механизмов и их взаимосвязи, а также с точки зрения традиций, обычаев, норм права и этики, то технологизация такой взаимосвязи означает не только осознаваемое регулирование, предполагаемое наукой, но и осмысление, понимание феномена упорядоченности в самоорганизующихся системах, коими является в нашем случае сообщество политиков и научно-технических кадров.

Кстати, рационализация социальной деятельности никогда не была уделом только властных структур, поскольку она задействована всеми социальными группами и общностями, функционирующими целенаправленным образом.

Технологическое видение предполагает ориентацию на постижение роли принципов, стандартизации, рецептуры, обеспечивающих воспроизводимость результатов. В этом плане очевидно, что в пределах, очерченных социальным механизмом взаимосвязи ПНТ, влияние науки и техники с их выверенной, в том числе и технологической методикой научного проникновения в тайны природы, на политику вообще и на разработку политических технологий, в частности, огромно и, главное, эффективно, хотя, безусловно, общественная практика, коей является политика, не есть только научно-техническая практика.

Действительно, с точки зрения автора, преимущественное использование политических технологий на различных этапах принятия и реализации политического решения выделяются технологии, которые предназначаются для оптимизации сферы поддержки принятия решений, сферы реализации решений.

В диссертации отмечается, что рационализация социальной деятельности никогда не была прерогативой только политических структур, но для автора было важно понять, как влияет рационализация на социальный механизм взаимосвязи ПНТ. Важный компонент взаимосвязи ПНТ – формы и методы рационализации политического сознания и политического поведения.

Говоря о рационализации политического сознания, необходимо вести речь о деятельности по производству политических знаний. Рациональное политическое знание от типа знания вообще о политике отличается своей объективностью, логичностью, доказательностью.

Рационализация политического сознания осуществляется в виде последовательного ряда научных дисциплин. В структуре политической науки принято выделять теоретические и прикладные дисциплины. К первому виду относятся: политическая философия, история, социология, психология и т д. Ко второму - политический маркетинг, имиджеология, политическая реклама и т.д.

Диссертант считает, что рационализация политического поведения представляет собой, во-первых, использование данных науки, во-вторых, привлечение ученых к процессу выработки политических решений, к организации их выполнения. В-третьих, трансформация поведения идет так, что меньше становится стихийных действий, усиливается его формализация и регламентация. Особенно большое место рационализация занимает в процессе государственного управления, включающего организацию деятельности государственного аппарата, правотворчество.

Как полагает автор., при характеристике рационализации политического поведения следует поставить вопрос о допустимых ее границах, за пределами которых она порождает проблемы.

 В этой связи можно отметить утопичность проектов построения «царства разума» и важность прагматического подхода в использовании научных данных. Кроме того, в политике нельзя недооценивать и интуицию. Велика роль интуиции и на стадии принятия политического решения. Именно в этом смысле политика может считаться «наукой и искусством». Но это еще не означает, что следует отказываться от совершенствования научных методов исследования политической действительности и эффективной разработки властных решений.

Ведущей формой влияния политики на научное и техническое развитие общества, прежде всего, выступает научно-техническая политика государства. Рассматривая в диссертационном исследовании это явление, автор подчеркивает, что в отечественной литературе исследованию научно-технической политики вроде уделяется значительное внимание. Вместе с тем сложился несколько односторонний подход в анализе содержания научно-технической политики, который сводится, в основном, к организационно-правовым и экономическим мероприятиям, проводимым органами государственного управления всех уровней с целью обеспечения оптимальных условий для динамичного, эффективного и экологически безопасного развития научно-технического потенциала страны.

 Отмечая данную особенность, автор диссертационного исследования считает, что при анализе научно-технической политики государства необходимо шире использовать социологический подход. Этот подход автор применяет в ряде своих исследований. С точки зрения социологического подхода гораздо рельефнее раскрывается такой аспект научно-технической политики государства, как социальная защита ученых и инженеров, выявляется активная роль этих социальных групп в ее формировании и проведении.

Социальную защиту научно-технических кадров можно рассматривать как совокупность регулятивных механизмов, обеспечивающих эффективное решение задач по ограничению негативного влияния элементов риска на реализацию интересов научно-технических кадров, которые разрабатывают и совместно используют в конкретной обстановке органы государства и научно-технического сообщества.

В диссертации показано, что социальная защита научно-технических кадров является составной частью механизма взаимосвязи ПНТ и потому есть смысл выделить ряд аспектов, ее характеризующих: во-первых, стратегия социальной защиты строится на основании оценки риска, которому подвергаются интересы научно-технических кадров в обществе. Эта оценка включает в себя анализ явлений, которые оказывают неблагоприятное воздействие на реализацию функций научно-технического труда. К таким явлениям относятся те, которые, отражают отчуждение в обществе: товарный фетишизм, безработица, социальная вражда, бюрократизм, рыночная стихия, гонка вооружений и милитаризация экономики, которая втягивает в свою орбиту творческие силы человечества и использует их в ущерб развитию общества.

Во-вторых, существуют разнообразные факторы социального риска, которому подвергаются научно-технические кадры, и потому возникает ряд задач по снижению степени такого риска. Одна из главных связана с ограничением воздействия рыночной стихии на реализацию интересов научно-технических кадров. Это первая задача преодоления боязни риска внедрения новой техники, больших расходов на эти мероприятия. Вторая - ограничение масштабов безработицы - связана с организацией работы по переобучению высвобождаемых специалистов, с формированием финансовых фондов для оплаты пособий безработным, с созданием новых рабочих мест. Это сложная комплексная задача, имеющая правовые, экономические и психологические аспекты. Третья задача - недопущение недобросовестной конкуренции в сфере науки и техники включает в себя разработку гарантий неприкосновенности имущественных прав научно-технических кадров, охраны этих прав. Эта задача также включает в себя разработку и реализацию мер, ограничивающих монополизм в научно-технической сфере. Они же (меры) обеспечивают экономическую независимость ученых и инженеров. Среди задач социальной защиты можно выделить формирование благоприятного инновационного климата.

Среди государственных мер социальной защиты научно- технических кадров, прежде всего, необходимо выделить комплексные программы поддержки малого и среднего бизнеса в сфере науки и техники. Такие программы поддержки малого предпринимательства в сфере НИОКР, например, в Великобритании, направлены на решение следующих проблем:

·                   облегчить начинающим предприятиям доступ к венчурным фондам;

·                   облегчить быстрорастущим фирмам доступ к высококвалифицированным консультациям;

·                   предоставлять фирмам практическую помощь в таких вопросах, как экспорт, создание совместных предприятий, развитие предприятий.

Среди применяемых мер государственной поддержки научно-технических кадров можно выделить налоговое стимулирование научно-исследовательских разработок мелкого и среднего бизнеса.

Возрастающее значение в условиях экологического кризиса приобретает экологическая функция научно-технической политики. В процессе ее реализации осуществляется формирование принципов, на которых основывается гармоничное отношение сферы науки и техники с природой. Реализация экологической функции научно-технической политики также достигается с помощью мер стимулирования создания и внедрения экологически чистых технологий.

Диссертационное исследование сущностных признаков механизма взаимодействия политики, науки и техники в постиндустриальных странах показывает, что этот механизм в наибольшей мере характеризуется уровнем его развития на современном этапе общественного прогресса на национальном уровне. Это определяется тем, что в этих странах посредством политики информационного типа развертывается компьютерная революция (КР) как такой этап научно-технической революции, на котором достижения науки и техники в области сбора, анализа, обработки информации становятся необходимыми и доступными для использования во всех основных сферах общественной жизни, а не только в политической, экономической и военной.

Диссертант отмечает, что современный этап КР как части политики информационного типа характеризуется бурным развитием технологии ИНТЕРНЕТ и расширением ее использования в жизни общества. Интернет выступает, фактически становится основной информационной инфраструктурой всей планеты. Эта инфраструктура – главный театр информационных войн будущего - уже фактически контролируется военными специалистами США и вполне успешно.

Диссертант представляет в качестве сущностных признаков механизма взаимосвязи политики, науки и техники, характерных для постиндустриальных стран, превращение КР в одну из важных детерминант политического развития, посредством которой, как уже было сказано, происходит становление политики информационного типа.

В наибольшей мере ее характеризует возрастание роли информационной власти в сравнении с экономической и административно-принудительной. Информационная власть определяется как контроль над информационными процессами в сфере политики и основывающаяся на этом возможность социальных групп, отдельных личностей при определенных социальных условиях диктовать свою волю обществу. Могущество современной информационной власти базируется на технологиях массовых коммуникаций, благодаря которым достигается контроль над массовым сознанием и поведением и которые США стремятся превратить в третье поколение средств мирового господства. В качестве форм информационной власти рассматриваются:

-                     контроль СМИ над политическими коммуникациями населения путем определения направленности информирования граждан по политическим вопросам;

-                      воздействие информационно-технологических средств в борьбе за власть на индивидуальную психику, общественное сознание таким образом, что формирующееся сознание общества по своим целям, идеям, установкам, ценностным ориентациям стало бы адекватным идеологии господствующего класса ;

-                      усиление влияния отдельных ученых, их групп, объединенных в «мозговые тресты», в целом национального научно-технического сообщества на политические процессы (выработка внешней и внутренней политики государства, регулирование конфликтов, организация электорального процесса, сдерживание протестных проявлений и т.д.).

 В работе показано, что в качестве режима, характерного для политической системы информационного типа, выступает демократический режим. При этом он приобретает ряд ценностных признаков в сравнении с более ранними формами демократии. К ним относятся, с одной стороны, то, что создаются условия для обеспечения виртуального благосостояния и столь же виртуальной свободы широких масс населения. С другой стороны, происходит децентрализация общества: многие функции управления переходят из рук государственных органов к институтам гражданского общества. ИНТЕРНЕТ усиливает качество информированности граждан, расширяет возможности для свободного обмена информацией. Повышается уровень контроля населения за деятельностью представительных и исполнительных органов, хотя все это находится под неусыпным контролем истеблишмента господствующей верхушки буржуазного общества.

 По мнению диссертанта, демократический процесс в постиндустриальных странах носит противоречивый характер. Среди наиболее острых проблем выделяются такие, как сохранение высокого уровня безработицы, компьютерная преступность, широкое использование информационных технологий для вторжения в частную жизнь граждан с целью манипулирования массовым сознанием и поведением. Серьезную угрозу для жизни представляет разработка технологии клонирования, эксплуатация таких технических систем, как атомные электростанции, и т. д..

 При этом в диссертации отмечается, что в постиндустриальных странах с политикой информационного типа ведутся постоянные поиски решения вышеназванных проблем. Одной из таких мер является формирование системы компьютерной безопасности. В качестве ее элементов выделяют следующие:

·                   технические и организационные меры предупреждения компьютерных преступлений;

·                   законодательство о защите гражданских прав и свобод в связи с компьютерной обработкой информации;

·                   меры государственного и общественного контроля за разработкой и эксплуатацией компьютерных систем управления с целью обеспечения их надежности и т.д.

Диссертант считает, что для политической системы информационного типа сущностным признаком выступает проведение активной научно-технической политики государства, что является выражением обратной связи в механизме взаимосвязи политики с наукой и техникой в постиндустриальных странах.

Совокупность проанализированных особенностей механизма взаимосвязи политики, науки и техники в современных постиндустриальных странах, на практике реализующих политику информационного типа, и выводы, сделанные автором по этой проблеме, позволяют выявить, насколько указанный механизм взаимосвязи политики, науки и техники укоренился в мировой практике, в том числе и в России.

Однако автор, соблюдая принцип от общего к частному, рассматривает в главе третьей «Инновационные тенденции развития взаимосвязи политики, науки и техники в современном мире» инновационные тенденции в развитии взаимосвязи политики, науки и техники. К таким тенденциям он отнес глобализацию международных отношений под влиянием компьютерной революции, феномен конфронтации в мире как продукт компьютеризации и информатизации мирового сообщества, а также информационную борьбу как новый вид международного противостояния.

Рассматривая вышеназванные вопросы диссертационного исследования через призму социальной философии, автор исходит из того, что социальное познание, в принципе, ориентировано либо на человека, либо на группу людей, либо на историческую ситуацию. При этом следует учитывать, что и то, и другое, и третье всегда индивидуальны, особенны и уникальны в своем существовании, изменении, развитии. Но если это так, то всякое обобщение, выявление закономерного, необходимого, общего неизбежно требует одновременного анализа специфических черт и оснований. Именно под таким углом зрения диссертант представляет инновационные тенденции развития взаимосвязи политики, науки и техники в современном мире.

Появление в эпоху политики информационного типа технологии ИНТЕРНЕТ, позволяющей вести диалог в интерактивном режиме пользователей, удаленных друг от друга на многие тысячи километров, ведет к пересмотру содержания международных отношений. Поэтому возникает необходимость исследования инновационных механизмов взаимосвязи политики, науки и техники в современных условиях общественно-политической жизни мирового сообщества.

Одним из главных аспектов данного диссертационного исследования выступает анализ взаимосвязи компьютерных систем информатики, уже ставших мощным фактором воздействия на общественное и индивидуальное сознание. Идея глобализации мировой политики, которая инициирована США, была сформулирована в 1991 г. президентом США Дж. Бушем-старшим. После победы над Ираком, бескровной для Америки, он провозгласил курс на установление нового мирового порядка в американском духе под эгидой США. Это намерение не скрывалось, а, наоборот, пропагандировалось как распространение американских ценностей на всю планету. Но, как подчеркивает А. А. Зиновьев, идея глобального общества – это не только мечта США, скорее, она мечта Запада, западной идеологии. Ей, естественно, дается соответствующее обоснование. Во-первых, указываются те проблемы, которые преодолеваются, якобы, только «всем миром». Во-вторых, ссылаются на то, что складывается мировая экономика, разрушающая границы национальных экономик. В-третьих, мир стал сетью международных экономик, сплотивших человечество в единое целое, во главе, разумеется, с США[20]. Все это в совокупности характеризует инновационные тенденции вообще и инновации в механизме политики, науки и техники, в частности, поскольку их значение возросло в глобальном масштабе. В известном смысле, глобализация есть основная инновация. Призрак глобализации шествует по миру, и для России главное – определить свое место в этом новом мировом порядке, где господствуют США, возглавляющие, по словам самих американцев, «информационный империализм» и «мировую культурную империю».

Понятно, что под эти параметры нового мирового порядка будут подстраиваться достижения науки и техники, будет вырабатываться политика, соответствующая инновационным потребностям «информационного империализма». Именно на анализ особенностей методов удовлетворения этих потребностей, определяющих инновационные тенденции развития вообще, в том числе, механизма взаимосвязи политики, науки и техники, направлено в определенной мере данное диссертационное исследование.

Анализ этих вопросов, проведенный в диссертации, позволяет выявить следующие инновационные тенденции развития механизма взаимодействия науки, техники и политики в современном обществе на мировом уровне:

·        под воздействием развития компьютеризации и информатизации происходит становление глобализации мировой политики, включающей в себя такие явления и процессы, как: глобальные проблемы человечества, интенсификацию международного сотрудничества, ведущую к интеграции национальных экономик, усиление политического гегемонизма США, объединенного с культурным империализмом, возрастание числа актов международного терроризма, военных конфликтов, инициаторами которых чаще выступают страны менее развитых цивилизаций, широкий размах таких невоенных форм международной конфронтации, как информационная, технологическая, экономическая борьба;

·        на характер глобальных проблем компьютеризация влияет следующим образом: деградационные изменения в биосфере приобрели такую глубину и масштабы, при которых возникла реальная опасность разрушения естественных связей человечества с природой;

·        в результате внедрения достижений НТП масштабы человеческой деятельности приобрели планетарный характер, охватив биосферу в целом, распространившись даже на область космического пространства;

·        все более ограничивается производительность биосферы и растут потребности человечества, а между данными процессами складываются глубокие противоречия.

В диссертации отмечается, что влияние компьютеризации и информатизации на современное международное сотрудничество имеет противоречивый характер, который заключается в том, что значительное научно-техническое превосходство индустриальных стран дает им возможность за счет неэквивалентного обмена в научно-технической области грабить страны с традиционным и индустриальным типом развития. На практике эта возможность реализуется с помощью неолиберальной модели международного сотрудничества, которая основана на принципах рыночной экономики и снижения государственного суверенитета в вопросах управления социально-экономическими процессами.

В результате применения этой модели возникают проблемы как в странах с индустриальным и традиционным типом развития, так и в постиндустриальных государствах. В первой группе стран - это усиление структурной и долговой зависимости, возрастание издержек, связанных с перенесением на территорию этих стран экологически вредных производств. Во второй группе стран - это ликвидация многих социальных завоеваний трудящихся, снижение уровня их доходов в результате переноса производства в страны с дешевой рабочей силой, сужение налоговой базы муниципальных органов в связи с деятельностью ТНК и оффшорных зон.

Поиск решения современных проблем международного сотрудничества вызывает активизацию деятельности антиглобалистских общественно-политических сил, разработку принципов политики устойчивого развития, критику теоретических основ неолиберальной модели сотрудничества, в частности, концепции модернизации со стороны представителей теории зависимого развития (Ф.Э. Кардоза, Э. Фалетте,  А. Абдель- Малек , Ш. Эйзенштадт).

В диссертации отчетливо показано,что неотъемлемым признаком глобализации мировой политики выступает военная форма конфронтации. При этом под влиянием компьютеризации происходит изменение типа войн, а также способов их ведения. Войны приобретают межцивилизационный характер, непосредственным их мотивом выступает цивилизационное противостояние в духовной сфере, а более глубокими причинами являются глобальные проблемы человечества, порожденные действием научно-технических факторов. Инициаторами обстоятельств, грозящих войнами, выступают страны бедных и сверхбедных цивилизаций, которые используют войны как средство ослабления давления на свое население глобального демографического, экологического, производственного кризиса, как способ борьбы против навязываемой неолиберальной модели глобализации.

Готовясь к участию в межцивилизационных (между традиционной и техногенной) войнах, современные страны разрабатывают способы их ведения, основанные на учете последних достижений военно-технической революции, применение которых позволяет отказаться от широкомасштабного использования ядерного оружия, увеличения личного состава вооруженных сил. В частности, это относится к странам - участникам блока НАТО. Способ ведения боевых действий армиями этих стран основывается на концепции «технологического превосходства», принципе «меньшей зависимости от ядерных вооружений».

Диссертант отмечает как нечто новое, когда под влиянием компьютеризации происходит изменение приоритетов в использовании военных и невоенных форм и методов конфронтации в пользу вторых. В связи с угрозой термоядерной смерти, крупномасштабных военных столкновений с втягиванием в них десятков государств за последние 50 лет не происходит. Зато широкое распространение получила информационная борьба. Об эффективности ее применения свидетельствует, например, такой факт, как разрушение Советского Союза, являвшегося во второй половине ХХ века сверхдержавой наряду с США. Устранение с политической карты мира СССР было достигнуто в ходе «холодной войны», одной из разновидностей информационной борьбы на международной арене.

Учитывая сказанное, в главе четвертой «Типология черт российской модели взаимосвязи политики, науки и техники», диссертантом проведен анализ национальных особенностей взаимосвязи политики, науки и техники их эволюции в свете научно-технической политики на постсоветском пространстве, а также изложена социально-философская версия научно-технической деятельности как метастратегии политической власти в России.

В авторской интерпретации социально-философский аспект специфики российской модели взаимосвязи политики с наукой и техникой характеризуют следующие особенности:

- инструментальная роль выступает основным видом устойчивого влияния науки и техники на политику, наблюдается постоянная зависимость реализации их роли от политического курса государства, вплоть до современного этапа;

-                     с позиции исторического времени данная модель имеет более краткий период существования. Начиная с ХVIII в., она формировалась и развивалась на основе заимствования опыта западных стран, но обязательно творчески приспосабливая его к собственной интерпретации событий, явлений и т.д.;

-                     в качестве главных источников развития модели властная воля высших государственных чиновников и политических деятелей (в период с ХVIII в. до начала ХХ в. – воля царя и дворянской аристократии; в советский период – партийной номенклатуры); роль гражданского общества не столь велика, а в советский период гражданское общество было значительно подчинено целям и задачам коммунистической идеологии в ее сталинской интерпретации;

-                     масштабы устойчивого влияния науки и техники на политику ограничиваются в основном областью военной безопасности и подготовкой государственных кадров, а также в соответствии с актуальными задачами современного развития России - научно-технического обоснования перевода деятельности ВПК на нужды гражданского общества, которые остаются неудовлетворенными, поскольку «демократы», ставшие у власти, не могут справиться с управлением обществом;

-                     основным результатом влияния науки и техники на политическую систему сегодня выступает возрастание внутреннего и внешнего влияния государства, степени его контроля над обществом и личностью.

Все вышесказанное позволяет диссертанту утверждать, что в социально-философском плане наибольшее выражение специфика российской модели взаимосвязи политики, науки и техники получила в советский период. При этом инструментальная роль науки и техники по отношению к политике заключалась в том, что современная деградация научно-технического потенциала, особенно в области военных НИОКР, вызвана общим социально-экономическим кризисом, ошибками демократической власти в проведении конверсионных мероприятий, ведущих к существенному снижению уровня национальной безопасности.

По мнению автора, идеи либеральной демократии, в которой «каждый сам за себя», несопоставимы с идеями гражданского общества, в котором все являются средством для одного, а один – средством для всех, ведут к широкому использованию технологий манипулирования массовым сознанием и поведением в политическом процессе, что создает серьезные препятствия на пути формирования демократии в нашей стране. Создают эти препятствия люди у власти, по-прежнему называющие себя демократами. При этом они забыли, что наука никогда не равнялась либеральной демократии. Для науки, равно как и для техники, в которую за счет опосредования превращается наука, пока достижимым идеалом общественного развития является гармонизация личных и общественных интересов или, точнее говоря, создание такой социальной теории, которая приводила бы в гармонию личные экономические интересы, заставляя личностные интересы превращать в интересы всех. Об этом в свое время говорил А. Смит и более предметно К. Маркс.

Перечисленные проблемы имеют самые негативные последствия для дальнейшего развития российского общества, оно все заметнее отстает от стран, уже прочно вошедших в эпоху техногенной цивилизации. Нельзя допустить, чтобы этот разрыв стал непреодолимым.

В связи со сложившимися острыми проблемами в области взаимодействия политики с наукой и техникой возникают , как представляется диссертанту, следующие важные задачи реформирования современного российского общества:

·                   снижение темпов разгосударствления российской науки и техники, переориентация целей научно-технической политики на приобретение контроля над рядом крупнейших перспективных макротехнологий, созданных в российском ВПК;

·                   активизация усилий научно-технического сообщества, направленных на отстаивание инновационного пути развития российского общества; разработка и пропаганда идеологии, которая способствовала бы осознанию учеными и инженерами своих специфических интересов и их объединению в сплоченную корпорацию, способную защитить инновационный путь развития в конкуренции с бюрократической, военной, сырьевой и другими мощными российскими корпорациями с их непотопляемым аппаратом чиновников.

 Выполнение этих задач позволит, по мнению автора диссертационного исследования, российскому государству выбрать такие инновационные пути жизнестроительства российского общества, которые укрепят, усовершенствуют, обновят с помощью науки и техники все социально и личностно значимые стороны нашего общественного бытия. Только в этом случае наука и техника станут метастратегией политической власти.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы и обобщения. Отмечаются сложившиеся в нашей стране в последние пятнадцать лет острые проблемы в области взаимодействия политики, науки и техники, в связи с чем возникают следующие важные задачи реформирования современного российского общества:

   -  отказ от слепого копирования зарубежного опыта организации взаимодействия политики с наукой и техникой;

   -  поиск и формирование такой модели взаимодействия политики, науки и техники, которая бы в наибольшей мере соответствовала особенностям российской цивилизации;

   -  снижение темпов разгосударствления российской науки и техники, переориентация целей научно-технической политики на приобретение контроля над рядом крупнейших перспективных макротехнологий,  созданных в российском ВПК.

Автор утверждает, что необходимо осознать взаимосвязь политики, науки и техники как метастратегию государственной власти России, олицетворяющей роль и место российской цивилизации в истории человечества как самобытного явления, обладающего внутренней целостностью и закономерностями развития во времени и пространстве.                 Вместе с тем, развитие российской цивилизации неотделимо от развития европейской цивилизации потому, что она многое позаимствовала у нее, никогда не скатываясь на слепое копирование, а успешно включая свое, всегда оригинальное инновационное видение предмета, события, явления, в том числе в науке и технике.

Одним из таких плодотворных заимствований в современных условиях автор считает использование  достижений  западных социальных философов в области развития постиндустриальной  парадигмы. Данная парадигма позволяет проследить, к каким социально-политическим изменениям приводит компьютерная и информационная революция и какие проблемы общество и его политическая система должны в результате решать.

Автор формулирует ряд направлений развития постиндустриальной парадигмы в отечественной социальной философии:

   -  критическая оценка теоретического и методологического багажа современной социальной философии, социологии, политологии с точки зрения его пригодности для формирования образа политики начала ХХ1 века в ее отношениях с наукой и техникой;

   -  исследование многосторонних связей политики с научно-технической сферой, изучение детерминационных и функциональных связей, которые сформировались в процессе исторической эволюции  между этими социальными областями;

   -  исследование качественных изменений, существенных черт, которые приобретает политика под воздействием влияния науки и техники, формирование на этой основе теоретической модели политики, которая отражает политические реалии на этапе глобализации.

В целом, если говорить о социально-философском аспекте взаимосвязи политики, науки и техники в условиях развивающейся техногенной цивилизации, то необходима разработка долгосрочной программы развития этой взаимосвязи, из которой не был бы упрощен ни один существенный элемент, определяющий сущность нашего техногенного будущего, не взирая на возможные политические коллизии.

Основные положения диссертационного исследования изложены автором в следующих публикациях.

1.Зубков С.А.Типология черт российской модели взаимосвязи политики, науки и техники // Соискатель. Приложение к журналу «Мир транспорта». 2004. №1. 1 п.л.

2.Зубков С.А. Методология исследования взаимосвязи политики, науки и техники в мировой философской мысли  // Соискатель. Приложение к журналу «Мир транспорта». 2006. №2. 0,7 п.л.

           3.Зубков С.А. Лоббизм в практике менеджмента // Социально-политический журнал (Социально-гуманитарные знания). 1996. №5. 0,7 п.л.

4.Зубков С.А. Коммерческая тайна: ее роль в снижении делового риска // Социально-политический журнал (Социально-гуманитарные знания). 1995. №5. 0,4 п.л.

5.Зубков С.А Седова С.П. Использование Интернет для целей политической рекламы // Соискатель. Приложение к журналу «Мир транспорта», 2004, №1, 0,5 п.л., автора 0,3 п.л.

          6. Зубков С.А. Взаимосвязь политики, науки и техники в условиях техногенной цивилизации: Монография. М.: МИИТ, 2005. 24 п.л.

 7.Зубков С.А. Научно-технические факторы политического развития в современном обществе: Монография. В 2-х ч. М.: МИИТ, 2000. 22,25 п.л.

          8. Зубков С.А., Панов А.И. Политическая реклама: основные жанры и технологии: Учебное пособие. Ч.1-2. М.: МИИТ, 2005. 15,8 п.л., автора 12 п.л.

9.Зубков С.А., Панов А.И.. Обществознание: Учебное пособие для абитуриентов. М.: МИИТ, 2005. 18 п.л.,  автора 15 п.л.

10.Зубков С.А., Панов А.И. Политическое развитие и его движущие силы в современном обществе: Учебное пособие. М.: МИИТ, 2000. 10,05 п.л., автора 8 п.л.

11.Зубков С.А. Глобализация мировой политики под влиянием компьютерной революции: Учебное пособие. М.: МИИТ, 2003. 3,75 п.л.

12.Зубков С.А., Давлетшин В.Г. Железнодорожная политика в условиях информатизации общества: Учебное пособие. М.: МИИТ, 2003. 13,5  п.л., автора 12 п.л.

13.Зубков С.А. Объективная обусловленность взаимосвязи политики, науки и техники // Четвертая межвузовская конференция молодых ученых по актуальным вопросам менеджмента и бизнеса: тезисы докладов аспирантов, студентов и преподавателей. 23 ноября 2004 г. М.: Из-во Национального ин-та бизнеса, 2005. Т.3.  0,8 п.л.

14.Зубков С.А. Глобализация и конфронтация в современном мире // Пятая межвузовская конференция молодых ученых по актуальным вопросам менеджмента и бизнеса: тезисы докладов аспирантов, студентов и преподавателей.  21 ноября 2005 г. М.: Из-во Национального ин -та бизнеса, 2005. Т.2. 0,6 п.л.

15.Зубков С.А. Тенденции трансформации российской модели взаимосвязи политики, науки и техники в современных условиях // Научные труды аспирантов и докторантов / Московский гуманитарный университет. Вып.58. М.: Социум, 2005. 0,8 п.л.

16.Азаров Н.И., Андрияш Г.С., Кретов Б.И., Зубков С.А. и др. Политология. Учебник / Под ред. проф. Н.И. Азарова. М.: Высшая школа, 1999. 17,8 п.л., автора 2,5 п.л.

17.Зубков С.А., Панов А.И. и др. Военная реформа // Вооруженные Силы Российской Федерации. Ч.2. М.: Духовное наследие, 1998. 6 п.л., автора 0,7 п.л.

18.Зубков С.А., Панов А.И Формирование государственно-общественной системы адаптации военнослужащих запаса // Обозреватель. 1998. 0,5 п.л., автора 0,2 п.л.

19.Зубков С.А. Политика информационного общества // Сборник статей отделения погранологии Международной академии информатизации, 1998. Вып. 15, ч.2. 0,5 п.л.

20.Зубков С.А. Взаимодействие политической и научно-технической сфер в современном обществе: Учебно-методическое пособие. М.:МИИТ.1997. 3,25 п.л.

21.Зубков С.А., Панов А.И. Что ждет военнослужащих за воротами гарнизона? // Человек и труд: Научно-практический журнал. 1997. №11.  0,3 п.л., автора 0,1 п.л.

22.Зубков С.А. Муниципальный менеджмент как объект политологического исследования // Политическая наука в современной России: Материалы международной конференции «Становление политической науки в России и ее отражение в учебном процессе».  М.: Академия политической науки, 1997. 0,2 п.л.

23. Азаров Н.И., Иванова Л.Н., Зубков С.А. Концепция прав человека: история и современность. Проблема социальной защиты в контексте концепции прав личности. М.: МИИТ, 1994. 2,5 п.л., автора 0,7 п.л.

24.Зубков С.А. Роль общественных организаций в повышении престижа инженерной профессии // Социально-политические проблемы общественного развития на современном этапе. Депонирована в ИНИОН АН СССР 12.01.1990г. № 32964. 0,8 п.л.

25.Зубков С.А. Гласность – важное условие становления форм самоуправления инженерно-технических работников // Социально-политические проблемы современности. Депонирована в ИНИОН АН СССР 01.02.1991г. № 43815. 0,75 п.л.

26.Зубков С.А. Влияние бюрократизма на повышение роли инженерно-технических работников в перестройке // Социально-политические проблемы общественного развития на современном этапе Депонирована в ИНИОН АН СССР 12.01.1990г. №32964. 0,75 п.л.

 

Автореферат диссертации опубликован на сайте Московского гуманитарного университета

 

 

 

Подписано в печать « 10     » мая 2006 г.

Тираж 100 экз. Объем 2,3 п.л.

Печатно-множительное бюро издательства

Московского гуманитарного университета

111395, Москва, ул. Юности, 5/1, кор.3

 

 



[1] См.: Концепция государственной информационной политики Российской Федерации М., 1999; Концепция формирования информационного общества в России // Информационное общество. 1999. № 3 и др.

[2] См.: Соболев Д.А. Репрессии в советской авиапромышленности. // Вопросы истории естествознания и техники, 2000. № 4; Колчинский Э.И. Диалектизация биологии (дискуссии и репрессии в 20-30-е гг. ХХ в.) // Вопросы истории естествознания и техники, 1997. № 1; Кривоносов Ю.И. Сражение на философском фронте: философская дискуссия 1947 г.– пролог идеологического погрома науки //  Вопросы истории естествознания и техники, 1997. № 3 и др.

1 См.: Платон. Государство  // Соч. в 3-х т. М., 1971,Т 3. Ч. 1; Законы Ману. М., 1960; Артхашастра. М., 1972; Книга правителя области Шан. М., 1968; Аристотель. Политика  // Соч. в 4-х т. Т. 4. М., 1972 и др.

[3] См.: Бэкон. Ф. Новая Атлантида // Соч. в 2-х т. М., 1978. Т.2 ;. Сен-Симон. А  Избр. соч. в 2-х т. М., 1948; Конт О. Дух позитивной философии. СПб, 2000;. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.12, 23, 46;: Позитивизм. СПб, 1906. Вольтер Ф. Философские сочинения. М., 1996; Фихте Миль Д. С. Конт О И. Г. Несколько лекций о назначении учёного // Соч. в 2-х т. СПб, 1993. Т.2; Гольбах П. А. Естественная политика как беседы об истинных принципах управления // Избр. произведения в 2-х т. М., 1975. Т.2; Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984; Гэлбрейт Д. Новое индустриальное общество. М.,1969; Roger James, The Impakt of Policy Analisis University of Pittsburgh Press , 1988. Р. 24-27 и др.

[4] См.: Печчеи А. Человеческие качества. М., 1985; Меддоуз Д. Пределы роста. М.,1981; Кинг А., Шнайдер Б. Первая глобальная революция. Доклад Римского клуба. М., 1995.; Marcuse H Ohe dimensionale Man Boston ,1964; Фуко М. Воля к знанию. М., 1996; Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1996; Ортега-и-Гассет Х. О технике. Избранные труды. М.: Весь мир,2000; и др.

[5] См.: Митчем К. Что такое философия техники? М., 1995; Ленк Х. Размышления о современной технике. М., 1996 и др.

[6] См.: Щербатов М.М. О пользе науки. Соч. в 2-х т. СПб, 1896-1896. Т. 1; Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. Т.8; Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву // Полное собр. соч.  в 3-х т. М.-Л., 1938-1952. Т.1; Новиков Н. И. О главных причинах, относящихся к приращению художеств и наук. Новиков Н.И. и его современники // Избр. произведения. М., 1961 и др.

[7] См.: Писарев Д,И.: Исторические идеи О. Конта; Исторические эскизы // Избр. статьи. М., 1989.

[8] См. Бакунин М.А. Наука и народ. Наука и насущное революционное дело. Государственность и анархия // Философия. Социология. Политика. М., 1989.

[9] См.: Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. М., 1977; Капица П.Л. Научные труды. Наука и современное общество. М., 1998; Моисеев Н.Н. Мысли о будущем. М., 1997; Он же: Расставание с простотой. М., 1998; Сахаров А.Д. Размышление о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе // Вопросы философии. 1999. №2 и др.

[10] См.: Bell D. The Coining of Pos-t Industrial Society. N. Y. 1976; Toffler A. Pjwershift Knowledge Wealth fnd Violence ft the Edge of the 21 Century . N. Y. 1990; Drucker P.F. Landmarks of Tomorrow. New Brunswick New / US/- London ,1996; Тоффлер А. Третья волна. – М.: ООО «Издательство АСТ»,2002; 1999; Костельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. М., 2000 и др.

[11] См.: Почепцов Г.Г. Коммуникационные технологии ХХ в. М., 2000; Пашенцев ЕН. Паблик рилейшенз: от бизнеса до политики. М., 2000; Иванов В. Социальные технологии в современном мире. М., 1996; Колобов О.А., Корников А.П. Процесс принятия внешнеполитических решений. Н.-Н., 1992; Ковлер А.И. Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт. М., 1995; Марченко Г И., Носков И.А. Имидж в политике. М., 1997; Морозова Е.Г. Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии. М., 1999 и др.

[12] См.: Буренко В.И. Политология. М., 2002; Моисеев Н.Н. Размышления о современной политологии. М., 1999; Буренко В.И. и др. Власть и предпринимательство в контексте политической культуры российского общества. М., 2003; Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М., 2001; Журавлев В.В. Человек, культура, политика. М., 1998;. Политология / Под  ред. В.И. Буренко , В.В. Журавлева, Е.В.; Водопьянова Е.В. Европа и Россия на карте мировой науки. М., 2004;  Степин В.С. Философия науки и техники. М., 1996; Наука и политика //  Философия науки / Под  ред. С.А. Лебедева. М., 2004 и др.

[13] См.: Александров Д.А и др. Наука и безопасность России: историко-научные, методологические, историко-технологические аспекты. М.: Наука, 2000; Перевалов С. Конверсия в России: несбывшиеся надежды // Вопросы экономики. 1999. №7; Панарин И.Н. Информационно-психологическое воздействие. Обеспечение национальной безопасности России.  М.,1998 и др.

[14] См.: Василенко И.А. Политическая глобалистика. Учебное пособие. М., 2000; Пирогов А.И. Информатизация российского общества и укрепление обороны страны:  Автореф. дис. … док. филос. наук. М.: Воен. ун-т, 1996; Ракитов А.И. Информация, наука, технология в глобальных исторических измерениях. М., 1998; Чешков М.А. Глобальный контекст постсоветской России: очерки теории методологии мироцелостности. М., 1999; Осипов Г.В. Реформирование России: итоги и перспективы. М., 1996; Политология и современный политический процесс. М., 1990; Соловьев А.И. Политология. Политическая теория и политические технологии. М., 2003 и др.

[15] См.: Воробьёв А.М. СМИ как фактор формирования гражданского общества: процесс, тенденции, противоречия. Екатеринбург, 1998; Степин В.С., Толстых В.И. Демократия и судьбы цивилизации // Вопросы философии. 1996. № 10; Василенко В. И. Интернет в системе государственной службы. М., 1998 и др.

[16]Ленин В.И. Полн.собр.соч.,т.39. с.67

[17] Ленин В.И. Полн. Собр. соч. Т. 23. С.239.

[18] Там же. С. 239.

[19] См.: Ильинский И.М. О «культуре» войны и Культуре мира. М., 1999, С. 58- 61.

[20] См.: Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. М., 1995. С. 413-415.