На правах рукописи

 

 

 

 

КАРМАНОВ

Александр Федорович

 

 

 

Соглашение об оказании юридической помощи как форма реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи

 

 

 

Специальности:
12.00.02 – конституционное право, муниципальное право
12.00.11 – судебная власть, прокурорский надзор, организация
правоохранительной деятельности, адвокатура
 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

 кандидата юридических наук

 

 

Москва — 2006

 

 

 

Работа выполнена на кафедре организации судебной власти и правоохранительной деятельности Международной академии предпринимательства (института)

 

Научный руководитель:                          доктор юридических наук, профессор

                                                                    Григорьев Виктор Николаевич

 

Официальные оппоненты:                     доктор юридических наук, профессор

                                                                    Черемных Геннадий Григорьевич 

 

                                                                    кандидат юридических наук

                                                                    Грудцына Людмила Юрьевна

 

Ведущая организация:                             Московский городской университет

                                                                    управления Правительства Москвы

 

Защита состоится 18 января 2007 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 521.004.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук при Московском гуманитарном университете по адресу: 111395, г. Москва, ул. Юности, д. 5/1, учебный корпус № 3, ауд. 511.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского гуманитарного университета.

 

Автореферат разослан 15 декабря 2006 г.

 

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                Е.В. Белоусова

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. С принятием Конституции РФ 1993 г. в России было провозглашено право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48). Ведущую роль в оказании квалифицированной юридической помощи играет адвокатура, организация и деятельность которой строится на основе принятого почти пять лет назад Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно ст. 1 которого адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Таким образом, под конституционным правом на получение квалифицированной юридической помощи следует понимать право каждого на обращение к адвокату за защитой нарушенных прав, за юридическим закреплением субъективных прав и предупреждением их возможного нарушения в будущем.

Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закрепил обязательную правовую форму (конструкцию) реализации данного конституционного права — соглашение с адвокатом об оказании юридической помощи. Произошедшие коренные преобразования в политической и экономической системе страны повлекли за собой глобальные изменения во всех сферах жизни государства и общества, следовательно, создалась принципиально новая правовая ситуация, требующая коренного пересмотра организационных принципов и законодательных основ договорных отношений между адвокатом и доверителем (клиентом), иными словами — пересмотра и нахождения более универсальных правил заключения, изменения и расторжения соглашения об оказании юридической помощи.

Актуальность темы определяется также тем, что с момента вступления в силу Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (1 июля 2002 г.) вплоть до настоящего времени не проводились исследования, во-первых, конституционно-правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи, во-вторых, особенностей реализации (конкретизации) конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи в конкретной правовой форме — соглашении с адвокатом, заключение которого является, по сути, началом (и доказательством) реализации этого права.

Однако вплоть до последнего времени отсутствие должного правового регулирования механизма заключения, исполнения и расторжения соглашения об оказании юридической помощи, а также неурегулированные в полной мере вопросы привлечения адвоката к ответственности за нарушение условий соглашения или оказание некачественной юридической помощи влекли за собой значительные недостатки в деятельности как самих адвокатов, так и адвокатских образований. Вышеназванные обстоятельства обуславливают своевременность и оправданность обращения диссертанта к вопросам, очерченным темой данного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Рост числа научных публикаций (монографий, книг и статей в специализированных юридических изданиях) за последнее десятилетие однозначно свидетельствует о неподдельном интересе исследователей и ученых к вопросу о конституционно-правовой природе соглашения об оказании адвокатом юридической помощи.

Правовая природа института адвокатуры в России была всесторонне исследована в работах таких отечественных ученых-правоведов как: Безлепкин Б.Т., Бойков А.Д., Воробьев А.В., Гриненко А.В., Демидова Л.А., Каменецкий Р.А., Капинус Н.И., Качалова О.В., Качалов В.И., Костанов Ю.А., Кукель В.В., Лубшев Ю.Ф., Невский С.А., Поляков А.В., Сергеев В.И., Смирнова Е.М., Смоленский М.Б., Сотов П.В., Стешенко Л.А., Тихонравов Ю.В., Шамба Т.М. и др.

Об истории развития конституционно-правового статуса адвокатуры в российском государстве писали и пишут многие авторы, в том числе: Арсеньв К.К., Баженова У.И., Васьковский Е.В., Владимирский-Буданов М.Ф., Гессен И.В., Давыдов Н.В., Иванова М.В., Коротких М.Г., Стецовский Ю.И., Фойницкий И.Я., Хаски Ю., Черкасова Н.В., Шаламов М.П. и др. Значительная часть диссертационной работы посвящена вопросам понятия института адвокатуры, принципам ее организационной деятельности, а также определения места адвокатуры в правовой системе России. Основу диссертационного исследования составили работы современных авторов: Бардина Л.Н., Барщевского М.Ю., Буробина В.Н., Воскресенского Г.А., Галоганова А.П., Дедикова С.В., Дикусара В.М., Крестинского М.В., Курбатова А.Я., Мастинского Я.М., Минакова А.И., Мирзоева Г.Б., Подольного Н.А., Саидова А.Х., Семеняко Е.В., Сергеева В.И., Шарова Г.К., Яртыха И.С. и др.

Особое внимание в диссертационной работе было уделено законодательным и организационным аспектам реализации конституционно-правовой природы адвокатуры в федеральном законодательстве. В связи с этим, особо отметим работы таких авторов как: Айвар Л.К., Ануфриева В.М., Гаврилова С.Н., Никифоровой Н.П., Сухарева И. Ю., Трунова И.Л., Усмановой М.С., Ширинского С.Ф. и др.

Вопросам правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи посвящены труды Кучерены А.Г., Павловского В.Л., Радченко В.И., Смагина Г.А., Тарло Е.Г. и других авторов, исследующих соглашения как гражданско-правовую форму закрепления отношений между адвокатом и его доверителем. По вопросам, касающимся ответственности адвоката перед доверителем за оказание некачественной юридической помощи и нарушений условий соглашения, известны работы таких авторов, как: Бровченко С.В., Грудцына Л.Ю., Еронин В.А., Иванов А.В., Клен Н.Н., Козак Д.Н., Колоколова Э.Е., Курманова М. М., Лохвицкий А. В., Лукичев Н.А., Савич А.С., Хван Л.Б. и др.

Многоаспектный характер темы диссертации предопределил необходимость обращения к различным отраслям знаний, в частности, к работам в области философии, социологии, общей теории государства и права, теории и истории прав человека, различных отраслей, подотраслей и институтов права, прежде всего, конституционного, а также специальной учебной дисциплины «Адвокатская деятельность и адвокатура в России».

Целью исследования является определение конституционно-правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи и выработка предложений и рекомендаций по совершенствованию законодательства, регулирующего договорные отношения между адвокатом и доверителем (подзащитным).

Достижению поставленной цели способствует решение следующих основных задач:

— уточнение содержания конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи;

— определение конституционно-правовых основ современной российской адвокатуры как института обеспечения квалифицированной юридической помощью;

— характеристика и анализ современной системы российского законодательства, регулирующего отношения между адвокатом и доверителем (подзащитным);

— определение правовой природы соглашения об оказании квалифицированной юридической помощи как формы реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи;

— выявление порядка и особенностей заключения сторонами соглашения об оказании юридической помощи;

— систематизация оснований и выявление особенностей исполнения сторонами условий соглашения об оказании юридической помощи;

— анализ оснований и выявление особенностей расторжения сторонами условий соглашения об оказании юридической помощи;

— выявление и обоснование перспектив совершенствования законодательства, регулирующего правоотношения между адвокатом и доверителем (подзащитным).

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере определения конституционно-правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи.

Предмет исследования составляют нормы конституционного права, с помощью которых определяется правовая природа соглашения об оказании адвокатом юридической помощи.

Методологическую основу диссертационного исследования составили современные общенаучные и специальные методы познания, в частности: анализ, синтез, системный, социологический (интервьюирование), историко-юридический, аксиоматический, метод сравнительного правоведения, анализа документов и т.д. Их применение, в сочетании с последними достижениями юридической, философской, политологической и социологической мысли, позволило выявить и проанализировать конституционно-правовую природу соглашения об оказании адвокатом юридической помощи.

Источниковедческую основу исследования составили научные труды отечественных и зарубежных авторов по конституционному праву, труды по адвокатуре, теории и истории государства и права, учения о правах человека, отраслевым юридическим наукам, политологии, социологии, философии, психологии и др. Исследованию подвергались, в частности, следующие нормативные правовые акты: Конституция РФ 1993 г., Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Закон г. Москвы от 4 октября 2006 г. № 49 «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве» и др.

Эмпирическую базу исследования составили:

1. Предметное интервьюирование 34 руководителей адвокатских образований и их 62 заместителей из 34 субъектов Российской Федерации на тему: «Правовая природа соглашения об оказании юридической помощи», выявившее необходимость совершенствования правовых конструкций заключения такого соглашения (Июнь 2004 г.).

2. Исследование в виде опроса 125 адвокатов Адвокатской палаты г. Москвы на тему: «Реализуется ли посредством Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» конституционное право каждого на получение квалифицированной юридической помощи?», выявившее пробелы во взаимодействии адвоката и доверителя (г. Москва, февраль-март 2005 г.).

3. Интервьюирование 84 адвокатов адвокатских палат г. Москвы, Московской области, Алтайского и Краснодарского краев на тему: «Заимствование зарубежного опыта оформления соглашения между адвокатом и клиентом в целях минимизации рисков клиента», выявившее необходимость заимствования положительного немецкого опыта правового регулирования отношений между адвокатом и клиентом (г. Москва, август 2005 г.).

4. Исследование в виде опроса сотрудников Научно-методического центра Федеральной палаты адвокатов РФ и членов Ученого совета Российской академии адвокатуры на тему: «Конституционно-правовые основы современной российской адвокатуры как института обеспечения квалифицированной юридической помощью», выявившее необходимость систематизации научных знаний о конституционно-правовой природе соглашения об оказании юридической помощи (г. Москва, март 2006 г.).

5. Исследование в виде интернет-анкетирования 36 федеральных судей г. Москвы и г. Санкт-Петербурга на тему: «Жалобы граждан на некачественную юридическую помощь, оказываемую адвокатами», выявившее наличие в сфере юридических услуг субъектов, оказывающих некачественную юридическую помощь населению (Сентябрь, 2006 г.).

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является одним из первых исследований, посвященных изучению конституционно-правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи.

В работе выявлена и проанализирована правовая природа соглашения об оказании квалифицированной юридической помощи, как формы реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ; проанализирован правовой механизм (порядок) и выявлены особенности заключения, исполнения и расторжения сторонами (адвокатом и доверителем) соглашения об оказании юридической помощи.

Диссертантом обоснована поправка в п. 5 ч. 4 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также необходимость принятия законопроектов «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам Российской Федерации» и «О страховании профессиональной имущественной ответственности адвокатов».

На защиту выносятся следующие теоретические положения, практические выводы, предложения и рекомендации:

1. Следует выделять исторические этапы возникновения и развития российского законодательства, регулирующего отношения между адвокатом (присяжным поверенным) и доверителем:

1 этапдревнерусский (XII в. — 1497 г.). Первые упоминания о судебном представительстве во Псковской и Новгородской судных грамотах.

2 этап — царский (1497-1715 гг.). Судебники 1497 г. и 1550 г., Соборное Уложение 1649 г. закрепляли право сторон иметь поверенных (стряпчих и поручников). Законодательной регламентации, как самого представительства (стряпчества), так и отношений между поверенным и его доверителем, не было.

3 этап — «царского абсолютизма» (1715-1864 гг.), распадающийся на три подэтапа:

— принятие Краткого изображения процессов или судебных тяжб 1715 г., в пятой главе которого («Об адвокатах и полномочных») законодательно регламентировалась деятельность адвокатов как представителей тяжущихся в судебном процессе и имеющих право на вознаграждение из казны;

— подписание Екатериной II в 1775 г. Указа «Учреждения о губерниях», по которому жалованье стряпчих определялось прокурорскими учреждениями;

— создание Законом от 14 мая 1832 г. института присяжных стряпчих, направленного на упорядочение деятельности судебных представителей в коммерческих судах.

4 этап — царско-реформаторский (1864-1917 гг.). В результате Судебной реформы 1864 г. был создан институт присяжной адвокатуры. Гонорар адвоката определял суд, руководствуясь ценой иска и определенной таксой при исчислении суммы издержек, подлежащих взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей за приглашение адвоката. По делам, не подлежащим оценке, гонорар определялся судом, исходя из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, времени и труда, затраченного поверенным (от 50 до 1200 руб.).

5 этап — революционный (1917-1922 гг.). Наркоматом юстиции при революционных трибуналах были образованы коллегии правозащитников, члены которых признавались должностными лицами и получали содержание в размере оклада народных судей по смете Наркомата юстиции.

6 этап — советский (1922-1965 гг.). С принятием Закона от 16 августа 1939 г. «Об адвокатуре СССР» адвокат и доверитель устанавливали размер гонорара по официальной таксе, уплата которого контролировалась заведующим юридической консультацией.

7 этап — предреформаторский (1965-1977 гг.). Усиление контроля государства за гонорарными отношениями адвоката и доверителя путем принятия в 1965 г. Государственным комитетом по труду и заработной плате при Совете Министров СССР Типовых правил по оплате труда адвокатов и Инструкции по оплате правовой помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, институтам, колхозам и другим организациям.

8 этап — конституционно-реформаторский (1977-1990 гг.). Принятие Конституции СССР 1977 г., в статье 161 которой, впервые, адвокатура официально признавалась конституционным органом. Закон РСФСР 1979 г. «Об адвокатуре РСФСР» определял новые права и обязанности адвокатов, предоставлял адвокатуре большую легитимность и подчеркивал ее зависимость от Министерства юстиции СССР.

9 этап — демократический (1990-2002 гг.). Пик борьбы адвокатов за свою самостоятельность и независимость от государства, начало демократических преобразований в стране, принятие Конституции РФ 1993 г., зарождение и развитие товарно-рыночных отношений и бизнеса, требовавших правовой поддержки.

10 этап — законодательный (2002 г. по настоящее время). Принятие Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», установившего свободу гонорарных отношений между адвокатом и доверителем.

В связи с вышеизложенным, хронологически следует выделять два исторических периода (каждый из которых включает в себя несколько этапов), анализирующих характер и свободу регулирования договорных взаимоотношений между адвокатом и доверителем:

— государственно-надзирательный (1-8 этапы);

— демократический, при котором государство выступает в роли «ночного сторожа» (9-10 этапы).

2. Вывод о том, что российское законодательство, регулирующее отношения между адвокатом и клиентом, включает в себя иерархически-выстроенную трехуровневую систему нормативных правовых актов:

конституционно-правовой уровень — закрепление в ст. 48 Конституции РФ института адвокатуры, распространение на взаимоотношения, возникающие между адвокатом и его доверителем, всех конституционных прав и гарантий;

общеправовой уровень — иные нормативные правовые акты, а также нормативные документы Федеральной палаты адвокатов РФ, касающиеся регулирования договорных отношений между адвокатом и доверителем;

специализированный уровень — нормы Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Гражданского кодекса РФ.

3. Вывод о том, что законодательное определение адвокатской деятельности в качестве квалифицированной юридической помощи, оказываемой на профессиональной основе, означает, что:

— для адвоката предоставление юридической помощи является основной профессиональной деятельностью, не совместимой с другими занятиями, за некоторыми исключениями (преподавательская, научная, литературная деятельность);

— статус других профессиональных субъектов, фактически осуществляющих юридическую помощь квалифицированно, до сих пор законодательно не определен, ввиду отсутствия четких законодательных критериев отнесения юридической помощи к разряду квалифицированной.

4. Вывод о том, что юридическая природа заключаемого между адвокатом и доверителем соглашения об оказании юридической помощи напрямую вытекает из характера и особенностей профессиональной деятельности адвоката, чья юридическая помощь в рамках одного дела (вопроса) и в целях достижения определенного (требуемого доверителем и не противоречащего закону) результата может осуществляться в различных формах и различными методами. Таким образом, правовая универсализация соглашения об оказании юридической помощи вызвана необходимостью:

— соответствия правовой формы соглашения отношениям, которые оно закрепляет и узаконивает;

— эффективного восстановления нарушенных прав и привлечения к ответственности стороны, нарушившей соглашение в случае возникновения между сторонами спора относительно условий соглашения.

5. Вывод о том, что соглашение об оказании адвокатом юридической помощи представляет собой правовой договор смешанного типа, включающий в себя элементы договора возмездного оказания услуг и договора поручения, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу, и включающий в себя три блока существенных условий:

1) условие о предмете (оказание адвокатом и получение доверителем или назначенным им лицом квалифицированной юридической помощи);

2) условия, которые названы в специальном законе, регулирующем данный вид правоотношений — части 4 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Перечень существенных условий для смешанного договора определяется, исходя из использованных в договоре элементов других известных договоров;

3) условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (условия, вытекающие из конкретной ситуации в рамках правоотношений между адвокатом и доверителем).

6. Вывод о том, что принципы исполнения соглашения об оказании адвокатом юридической помощи следует классифицировать на два вида:

А) общеправовые принципы исполнения обязательств, к которым следует относить принципы:

— надлежащего исполнения,

— реального исполнения (исполнения в натуре),

— недопустимости одностороннего отказа от обязательства или одностороннего изменения его условий,

— взаимного содействия сторон обязательства,

— экономичности;

Б) специальные принципы адвокатской деятельности, установленные Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», к числу которых относятся принципы: законности осуществления адвокатской деятельности, равноправия адвокатов, независимости адвокатов, самоуправления и корпоративности адвокатов.

7. Вывод о том, что спецификой соглашения об оказании адвокатом юридической помощи является наличие в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» изъятия из общеправовых принципов его исполнения, касающегося одной из сторон соглашения — доверителя и заключающегося в возможности доверителя (подзащитного) в любое время после заключения соглашения отказаться от выполнения его условий, что недопустимо для адвоката, обязанного по закону выполнить все условия заключенного соглашения.

8. Вывод о том, что в целях минимизации конфликтных ситуаций между адвокатом и доверителем, вытекающих из сомнений доверителя в качестве оказанной ему помощи и выполнении адвокатом взятых на себя обязанностей, необходимо:

— в соглашение об оказании юридической помощи включить обязательный пункт об ответственности адвоката перед доверителем следующего содержания: «За ненадлежащее исполнение своих обязательств по настоящему Соглашению Адвокат несет имущественную ответственность только при наличии его вины, в размере, не превышающем сумму полученного им вознаграждения за вычетом фактически понесенных затрат, связанных с выполнением условий настоящего Соглашения»;

— принять Федеральный закон «О страховании профессиональной имущественной ответственности адвокатов», содержащий механизм такого страхования (определение минимума и максимума страховой суммы) и развивающий положения подп. 6 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;

— изложить п. 5 ч. 4 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в следующей редакции: «5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения, регулируемые Федеральным законом «О страховании профессиональной имущественной ответственности адвокатов» в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону».

9. Поскольку в ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не прописан механизм оказания гражданам России юридической помощи бесплатно, руководствуясь опытом законотворческой деятельности Московской городской Думы, принявшей Закон г. Москвы от 4 октября 2006 г. № 49 «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве», необходимо принять Федеральный закон «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам Российской Федерации». Данный Закон должен определить единую для всей страны систему оказания бесплатной юридической помощи малоимущему населению, на которую должны ориентироваться законодательные органы субъектов РФ, принимая свои законы. Структурно он должен включать в себя, в частности, следующие главы: Глава 1 «Оказание бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации»; Глава 2 «Перечень документов, необходимых для получения гражданами Российской Федерации бесплатной юридической помощи»; Глава 3 «Порядок предоставления документов, необходимых для получения гражданами бесплатной юридической помощи»; Глава 4 «Основания отказа в оказании гражданам бесплатной юридической помощи»; Глава 5 «Порядок компенсации расходов адвокату, оказывающему бесплатную юридическую помощь».

Теоретическое значение работы заключается в том, что полученные в ходе исследования выводы, во-первых, развивают и дополняют понятийный материал, на котором строится изучение дисциплины «Конституционное право Российской Федерации» и спецкурсов «Права человека» и «Адвокатская деятельность и адвокатура в России»; во-вторых, освещают и переосмысливают важные аспекты определения конституционно-правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи.

Предложения автора по более четкому определению как конституционно-правовой природы соглашения между адвокатом и доверителем (клиентом) об оказании юридической помощи, так и правовой формы этого соглашения в части конкретизации ответственности адвоката за невыполнение его условий или оказание некачественной юридической помощи, могут создать определенную базу как для дальнейших научных исследований в этом направлении, так и для деятельности органов государственной власти и адвокатских образований.

Научные положения, являющиеся частью диссертации, могут быть полезны для дальнейшего уточнения и углубления понятийного аппарата рассматриваемой проблемы как в рамках проводящейся в России правовой реформы, так и в аспекте совершенствования законодательства об адвокатуре (модернизации положений статьи 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»); а также могут быть использованы в теоретических и прикладных научных исследованиях.

Практическое значение диссертации состоит в том, что полученные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе практические предложения по определению конституционно-правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи могут способствовать повышению эффективности, во-первых, работы адвокатов и адвокатских образований, во-вторых, реализации конституционных гарантий защиты права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Все это в целом будет способствовать созданию благоприятного режима для развития и утверждения в России прав человека и построению правового демократического государства.

Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке учебников и учебных пособий, а также преподавании дисциплины «Конституционное право Российской Федерации» и спецкурсов «Права человека», «Адвокатская деятельность и адвокатура в России» служить основой для дальнейших научных исследований в этой области.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования отражены и апробированы в трех научных публикациях автора в юридических изданиях; выступлениях на конференциях и семинарах: заочная научная конференция профессорско-преподавательского состава, аспирантов и соискателей вузов «История становления русской адвокатуры» (г. Москва, 1 июля 2004 г.); Всероссийская научно-практическая конференция «140 лет российской адвокатуре» (г. Москва, 3 декабря 2004 г.); Общероссийская научно-практическая конференция «Правовые проблемы экономической, административной и судебной реформы в России» (г. Москва, 25 декабря 2005 г.); 2-ая Всероссийская межвузовская научно-практическая конференция «Проблемы дальнейшего развития правовых основ деятельности адвокатуры» (г. Москва, 1 апреля 2006г.); а также в адвокатской практике диссертанта; в преподавании курса «Конституционное право Российской Федерации» и спецкурсов ««Права человека», «Адвокатская деятельность и адвокатура в России» в Московском гуманитарном университете и Международной академии предпринимательства.

Структура и объем диссертации. Исследование состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и нормативных правовых актов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определены предмет, цель и задачи исследования, его научная новизна и практическая значимость, охарактеризована степень изученности раскрываемых проблем в научной литературе. Излагаются методики проведения исследования, полученные в его результате теоретические и практические выводы и предложения.

Первая глава диссертации называется «Конституционно-правовая составляющая соглашения об оказании юридической помощи». В ней исследуются содержание конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, конституционно-правовые основы современной российской адвокатуры и система законодательства, регулирующего договорные отношения между адвокатом и доверителем (подзащитным).

В первом параграфе первой главы («Содержание конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи») уточняется смысл и значение понятия «право на квалифицированную юридическую помощь». Право на получение юридической помощи закреплено в ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно». Даже беглый анализ этой статьи показывает, что это право является правом человека. Оно принадлежит и гражданам страны, и иностранцам, и лицам без гражданства. Кроме того, право на квалифицированную юридическую помощь, в том числе бесплатную, гарантируется государством.

Факт закрепления права на юридическую помощь в Конституции РФ делает это право основным, конституционным, подлежащим конституционному регулированию и конкретизации в других отраслях права, главным образом, мате-риального гражданского, уголовного и процессуального. Попытаемся проанализировать содержание и нормативный характер права на получение квалифицированной юридической помощи в конституционном праве. При этом обратим особое внимание на следующие принципиально важные положения, которые относят данное право к предмету правового регулирования в конституционном праве.

Юридическую природу конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи следует выводить из «второго поколения» прав и свобод человека и гражданина, закрепленного в духе позитивистской доктрины прав и свобод. Это право не есть естественное право человека, а является позитивным правом, которое закреплено Конституцией РФ, подобно другим основным правам и свободам человека и гражданина. По классификации основных прав и свобод право на получение квалифицированной юридической помощи следует отнести к юридическим правам-гарантиям человека и гражданина. Ведущую роль в оказании квалифицированной юридической помощи играет адвокатура, организация и деятельность которой строится на основе Федерального закона от 26 апреля 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Согласно ст. 1 этого Закона, адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Под гарантиями конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи следует понимать совокупность социально-экономических, политических, юридических и нравственных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления права, указанного в ст. 48 Конституции РФ. Конституционные гарантии конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации — это закрепленная в Основном законе страны совокупность экономических, социальных, политических и идеологических условий, которые предопределяют реальность исполнения и механизмы реализации права, провозглашенного в ст. 48 Конституции РФ.

Субъектами права на юридическую помощь в конституционном праве выступают гражданин и государство. Народ, социальные общности, Российская Федерация и субъекты Федерации не могут быть субъектами этого права. Народ и социальные общности не могут выступать субъектом этого права в силу того, что оно реализуется каждым индивидуально и не принадлежит к числу коллективных прав, т.е. тех, которые отдельный индивид самостоятельно реализовать не может, а осуществляет их в составе коллектива или социальной общности. Российская Федерация и ее субъекты не могут быть субъектами этого права потому, что реализация этого индивидуального права порождает конкретные правоотношения между гражданином и государственным органом, а не государством в целом, либо его субъектом. Поэтому, под государством следует понимать органы государственной власти, которые обязаны гарантировать гражданам осуществление их конституционного права на юридическую помощь.

Во втором параграфе первой главы («Конституционно-правовые основы современной российской адвокатуры как института обеспечения квалифицированной юридической помощью») исследуется конституционное происхождение права на квалифицированную юридическую помощь, оказание которой адвокатами в 2002 г. было закреплено в специальном нормативном правовом акте — Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Таким образом, оказываемая адвокатами юридическая помощь официально получила конституционно-правовой статус квалифицированной юридической помощи, а сам адвокатский корпус стал с этого момента конституционно-правовым институтом оказания каждому квалифицированной юридической помощи.

За последние двадцать лет политическая, экономическая и правовая системы России претерпели серьезные изменения, наиболее кардинальные из которых коснулись ряда правовых институтов, к числу которых относится институт адвокатуры. Правовые основы оказания современной российской адвокатурой квалифицированной юридической помощи следует классифицировать на три вида: конституционные (ст. 48 Конституции РФ); специальные (нормы Федерального закона от 26 апреля 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»); отраслевые (нормы конкретизируется в отраслевом законодательстве: уголовно-процессуальном, гражданско-процессуальном, административном и т.д.).

В действовавшей до 1993 г. Конституции РСФСР 1978 г. обязанность оказания квалифицированной юридической помощи напрямую была возложена на адвокатуру. Конституция РФ 1993 г. такой обязанности не предусматривает. Период отсутствия надлежащего конституционно-правового оформления адвокатуры как института оказания квалифицированной юридической помощи и неопределенности ее конституционного статуса продолжался с принятием Конституции РФ 1993 г. до 1 июля 2002 г. — момента вступления в силу Федерального закона от 26 апреля 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В третьем параграфе первой главы («Система российского законодательства, регулирующего порядок заключения соглашения между адвокатом и доверителем (подзащитным)») исследуется историческое развитие законодательного оформления договорных отношений между адвокатом и его доверителем.

В российском законодательстве конца Х1Х — начала ХХ вв.
разграничение договоров найма услуг, подряда и поручения было проведено
едва ли много лучше, чем в римском праве. Общественность, по словам Д.И. Мейера, по-прежнему негативно воспринимала звание «наемника» и предпочитала не использовать его применительно к труду врача, учителя или адвоката; сила общественного воззрения отражалась и в законодательстве: «...Если представится необходимость определить юридические отношения по личному найму для каких-либо умственных услуг, в законодательстве не найдется данных для определения этих отношений». Не последнюю роль в совершенствовании юридической практики, в том числе, выявлении квалифицирующих признаков и сферы применения того или иного договора играли решения Сената, а также отечественная доктрина. Коренным образом ситуацию могло бы изменить принятие подготовленного особой комиссией проекта Гражданского Уложения, однако этого не случилось.

В действовавшем на рубеже XIX -XX вв. Своде гражданских законов Российской империи были закреплены уже известные договор найма услуг, именовавшийся теперь «личным наймом», договор найма работ (подряд), а также близкий ему договор заказа. Довольно разработанным, с точки зрения законодательной техники, а также с научно-практической стороны (А. Гордон, Н. Нерсесов), был договор поручения.

Современное российское законодательство, регулирующее договорные отношения между адвокатом и клиентом, включает в себя иерархически-выстроенную трехуровневую систему нормативных правовых актов:

— конституционно-правовой уровень — закрепление в ст. 48 Конституции РФ института адвокатуры, распространение на взаимоотношения, возникающие между адвокатом и его доверителем, всех конституционных прав и гарантий;

— специализированный уровень — нормы Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Гражданского кодекса РФ;

— общеправовой уровень — иные нормативные правовые акты, а также нормативные документы Федеральной палаты адвокатов РФ, касающиеся регулирования договорных отношений между адвокатом и доверителем.

Вторая глава диссертации называется «Механизм реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи». В ней дается системный анализ оснований заключения, исполнения и расторжения сторонами (адвокатом и его доверителем) условий соглашения об оказании юридической помощи, а также особенностей привлечения адвоката к ответственности за нарушение условий соглашения и оказание некачественной юридической помощи.

В первом параграфе второй главы («Порядок и особенности заключения сторонами соглашения об оказании юридической помощи») исследуется юридическая природа заключаемого между адвокатом и доверителем соглашения об оказании юридической помощи, которая напрямую вытекает из характера и особенностей профессиональной деятельности адвоката, чья юридическая помощь в рамках одного дела (вопроса) и в целях достижения определенного (требуемого доверителем и не противоречащего закону) результата может осуществляться в различных формах и различными методами. Таким образом, гражданско-правовая универсализация соглашения об оказании юридической помощи вызвана необходимостью:

— соответствия гражданско-правовой формы договора отношениям, которые она закрепляет и узаконивает;

— эффективного восстановления нарушенных прав и привлечения к ответственности стороны, нарушившей соглашение в случае возникновения между сторонами спора относительно условий соглашения.

Соглашение об оказании адвокатом юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор смешанного типа, включающий в себя элементы договора возмездного оказания услуг (глава 39 ГК РФ) и договора поручения (глава 49 ГК РФ), заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу, и включающий в себя три блока существенных условий:

1) условие о предмете (оказание адвокатом и получение доверителем или назначенным им лицом квалифицированной юридической помощи);

2) условия, которые названы в специальном законе, регулирующем данный вид правоотношений — части 4 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Перечень существенных условий для смешанного договора определяется, исходя из использованных в договоре элементов других известных договоров (п. 3 ст. 421 ГК РФ);

3) условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (условия, вытекающие из конкретной ситуации в рамках частных правоотношений между адвокатом и доверителем).

Соглашение об оказании юридической помощи может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. В случае, когда предмет договора обозначен указанием на конкретную деятельность, круг возможных действий исполнителя может быть определен на основании предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота и т.д. Решение вопроса о применении к соглашению между адвокатом и клиентом положений Гражданского кодекса РФ о возмездном оказании услуг и поручении, безусловно, зависит от того, существует ли необходимость в подобном правовом регулировании и насколько эффективным оно будет. Предусмотрев широкий перечень существенных условий соглашения об оказании юридической помощи, Закон об адвокатуре значительно сужает необходимость обращения к положениям ГК РФ о возмездном оказании услуг или поручении при разрешении споров между адвокатом и клиентом.

Удачным следует признать подход немецкого законодателя, учредившего модель найма услуг с элементами договора поручения (§ 675 Германского гражданского Уложения), в качестве наиболее приемлемой для правового регулирования услуг адвокатов. В российском гражданско-правовом договоре, в форме которого заключается соглашение между адвокатом и доверителем об оказании юридической помощи, преобладает именно наем услуг, предопределяя порядок выплаты вознаграждения адвокату, особенности расторжения договора или последствия его недействительности.

Во втором параграфе второй главы («Основания и особенности исполнения сторонами условий соглашения об оказании юридической помощи») указывается на то, что, поскольку соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, к его исполнению применяются правовые нормы следующих видов: общие гражданско-правовые нормы (положения главы 22 ГК РФ об исполнении обязательств); специальные гражданско-правовые нормы (положения главы 39 «Возмездное оказание услуг» и главы 49 ГК РФ «Поручение»); специализированные нормы (положения глав 2-4 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Спецификой соглашения об оказании адвокатом юридической помощи является наличие в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» изъятия из общих гражданско-правовых принципов его исполнения, касающегося одной из сторон соглашения — доверителя и заключающегося в возможности доверителя (подзащитного) в любое время после заключения соглашения отказаться от выполнения его условий, что недопустимо для адвоката, обязанного по закону выполнить все условия заключенного соглашения. Необходимо выделять следующие наиболее «болезненные» для судебной и дисциплинарной адвокатской практики основные проблемы исполнения соглашения об оказании адвокатом юридической помощи: отсутствие четких критериев качества юридической помощи, разногласия по поводу способов оплаты юридической помощи, отсутствие конкретных критериев ответственности адвоката перед клиентом за неисполнение договорных обязанностей.

Следует выделять три критерия качественной юридической помощи:

1) знание адвокатом основ материального и процессуального права, последних изменений в законодательстве по вопросам, связанным с порученным делом;

2) соблюдение процессуального порядка — своевременная явка на судебное заседание, проявление уважительного отношения к другим участникам процесса;

3) грамотное составление процессуальных документов — искового заявления, кассационной или надзорной жалобы, мирового соглашения, ходатайства, заявления об обеспечении иска и т.п.

В третьем параграфе второй главы («Основания и особенности расторжения сторонами условий соглашения об оказании юридической помощи») исследуется механизм расторжения соглашения между адвокатом и доверителем.

Поскольку вопросы расторжения соглашения об оказании адвокатом юридической помощи регулируются Гражданским кодексом РФ и Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», основания расторжения такого соглашения следует классифицировать на две группы: общие (предусмотренные главами 27-29 Гражданского кодекса РФ) и специальные (указанные в ч. 4 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Институт обязательного страхования профессиональной имущественной ответственности адвоката нарушение соглашения об оказании юридической помощи, введенный с 1 января 2007 г., преследует две цели: защитить клиента от неплатежеспособности адвоката, причинившего убытки; уберечь юриста от разорения, в случае совершения ошибки при выполнении значительного по стоимости поручения.

В настоящее время законодателю совместно с Федеральной палатой адвокатов РФ необходимо определить страховые риски и минимальные размеры страховых сумм для данного вида страхования (п. 3 ст. 936 ГК РФ). Страхование ответственности адвоката не отличается принципиально от обычной модели страхования риска профессиональной ответственности. В договоре страхования могут быть согласованы: общий лимит — максимальная сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по всем страховым случаям в период страхования (как правило, год); лимит выплаты по каждому страховому случаю и даже «сублимиты» имущественного страхования, в том числе, и страхование риска гражданской ответственности.

Для более точного законодательного определения гражданско-правовой ответственности адвоката в случае нарушения им условий соглашения об оказании юридической помощи и возникновения у доверителя права расторгнуть соглашение необходимо использовать (конечно, с учетом российских особенностей) немецкий институт позитивного нарушения договора, способный охватить практически все стадии взаимоотношений клиента и юриста. Выделяются две его основные формы: ненадлежащее (недобросовестное) исполнение обязательств адвокатом; нарушение адвокатом дополнительных обязанностей.

В четвертом параграфе второй главы («Перспективы совершенствования законодательства, регулирующего договорные отношения между адвокатом и доверителем (подзащитным)») исследуются резервы совершенствования правовой основы договорных отношений между адвокатом и доверителем.

Поскольку в ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не прописан механизм оказания гражданам России юридической помощи бесплатно, руководствуясь опытом законотворческой деятельности Московской городской Думы, принявшей Закон г. Москвы от 4 октября 2006 г. № 49 «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве», необходимо принять Федеральный закон «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам Российской Федерации».

Основными причинами возникновения конфликтов между адвокатом и доверителем после заключения и в процессе исполнения адвокатом условий соглашения об оказании юридической помощи являются отсутствие в нем:

— точного определения предмета (конкретного обязательства адвоката оказать доверителю юридическую помощь в связи с представлением интересов конкретного лица);

— подробного перечня прав и обязанностей сторон, особенно — профессиональных обязанностей адвоката;

— условий и сроков получения адвокатом вознаграждения.

В целях минимизации конфликтных ситуаций между адвокатом и доверителем, вытекающих из сомнений доверителя в качестве оказанной ему помощи и выполнении адвокатом взятых на себя обязанностей, в соглашении об оказании юридической помощи должен содержаться пункт об ответственности адвоката перед доверителем следующего содержания:

«За ненадлежащее исполнение своих обязательств по настоящему Соглашению Адвокат несет имущественную ответственность только при наличии его вины в размере, не превышающем сумму полученного им вознаграждения за вычетом фактически понесенных затрат, связанных с выполнением условий настоящего Соглашения».

Исходя из того, что законодательство не предусматривает каких-либо ограничений гражданской правоспособности адвоката и устанавливает право адвоката выступать в качестве представителя по неограниченному кругу вопросов, а также оказывать юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом, следует признать за адвокатом право заключать с клиентом любые виды гражданско-правовых договоров, предусмотренных Гражданским кодексом РФ.

В заключении содержатся основные положения и выводы проведенного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Карманов А.Ф. Конституционно-правовые основы современной российской адвокатуры как института обеспечения квалифицированной юридической помощью // Современное право. — 2006. — № 11. — 1,0 п.л.

2. Карманов А.Ф. История развития российской адвокатуры и правового регулирования договора об оказании адвокатом юридической помощи (1864-1930 гг.) // Право и жизнь. — 2006. — № 103(13). — 0,5 п.л.

3. Карманов А.Ф. История развития российской адвокатуры и правового регулирования договора об оказании адвокатом юридической помощи (1930-2005 гг.) // Право и жизнь. — 2006. — № 104 (14). — 1,2 п.л.